zoo.eair.kz

dom.eair.kz

Log in
Мы в соц. сетях
Группа Вконтакте
Twitter
Google +
Facebook
Odnoklasniki

Император У-ди против народа сюнну.

Когда-то давно предсказатель напророчил простой молодой девушке Ван Чжи великую судьбу. И действительно, вскоре после этого она стала любимой наложницей китайского императора Цзин-ди, а чуть позже получила статус императрицы и родила сына, ставшего впоследствии государем У-ди. Взойдя на престол в юношеские 16 лет, У-ди стал седьмым правителем династии Хань в Китае и, около полувека, вел войны против соседних народов и государств, значительно расширив, тем самым, границы Поднебесной империи. Возможно, именно поэтому он больше известен как «воинственный император», а его правление до сих пор считается одним из самых блистательных периодов в истории Китая…

 

Ко времени правления У-ди, а именно к середине II века до н. э., Ханьская держава, усилиями предков нового императора, была превращена в сильное централизованное бюрократическое и одно из самых многонаселенных в то время на планете государство, достигнувшее своего наивысшего могущества. Однако важнейшая и первоочередная задача страны по защите своих границ от постоянных набегов кочевого народа сюнну, которую Хань поставили перед собой еще в самом начале своего существования, до конца решена не была. «Кочевая империя» по прежнему представляла Ханьскому Китаю страшную угрозу.Во II – начале I в. до н.э. держава Сюнну была гегемоном в Центральной Азии. Еще к середине III века до н. э. этот народ достиг небывалой степени единства и организации. Кочевники практически во всех отношениях отличались от китайцев обычаями, религиями и даже пищей. Их нормы жизни, о которых китайцы всегда говорили с ужасом, включали в себя обычай, по которому сын брал себе в гарем всех жен умершего отца, за исключением собственной матери, а также всех жен братьев. Поскольку сюнну были кочевниками, они не возделывали землю и не строили постоянных поселений. Пищей им служили, главным образом, мясо и молоко, что китайцы считали отвратительным. Поэтому все жители Поднебесной называли их существами с «сердцами зверей», не имеющими ничего человеческого.В Китае случались годы без недородов и стихийных бедствий, но годы без набегов свирепых и кровожадных, быстрых и дерзких сюнну – никогда. Дело доходило до того, что на борьбу с сюнну приходилось бросать едва ли не всю, имевшуюся в то время в Ханьской империи, пехоту и конников. Императоры откупались от их вторжения данью, посылали их верховным вождям шанъюям в жены своих принцесс, дозволяли им торговать с империей, но нападения и грабежи со стороны сюнну не прекращались. Причем после каждого набега на ханьские земли сюнну уводили с собой до десяти тысяч человек, в результате чего все до единого молодые люди кочевников стали солдатами, а прочую необходимую на их территории работу, выполняли теперь ханьские рабы. К тому времени верховный вождь сюнну — шаньюй Модэ наряду с традиционной легковооруженной конницей уже ввел в войско тяжеловооруженную, значительно усилив, таким образом, военную мощь своего народа. Благодаря этому нововведению сюнну без особых усилий смогли захватить обширную область на северо-западе страны, преодолев Великую китайскую стену.

Чтобы защитить Китай от столь упорного и назойливого врага, молодому императору У-ди было крайне необходимо продумать необходимые меры по реорганизации своей армии. Не без помощи талантливых советников он разработал детальные планы вооруженного противостояния «варварскому» народу, особенностью которых было то, что ханьский правитель решил превзойти кочевников в том, в чем они исторически имели неоспоримое преимущество. Так в Древнем Китае появилась многочисленная конница и стало развиваться коневодство.Более того, очень быстро утвердилась ханьская военная организация, которая позволила стране создать численно огромную армию. Ее основу составила тяжелая кавалерия, закованная в пластинчатые доспехи и вооруженная копьями, мечами и луками. Значительной модернизации подверглась и пехота: отныне отряды пехотинцев стали более мобильными, на их вооружение поступили самострелы, обладавшие большой убойной силой. В китайской армии того времени имелись также и метательные орудия, стрелявшие каменными ядрами почти на полкилометра.Воины проходили теперь постоянное обучение. По законам империи каждый мужчина в возрасте от 23 до 56 лет являлся государственным ополченцем. Каждый ополченец обязывался законом один год отслужить в императорской гвардии и три года в войсках, прикрывавших границы империи. Именно так он и набирался боевого опыта.Но всех этих изменений было недостаточно. В подготавливаемой большой войне против сюнну, У-ди необходим был еще и надежный сильный союзник, способный оказать необходимую поддержку империи. Во время первого похода У-ди для усмирения сюнну, один из варваров, находившихся у китайцев в плену, рассказал, что «когда-то сюнну разгромили правителя народа юэчжи и сделали из его головы чашу для вина». Услышав этот рассказ, император решил предпринять попытку найти юэчжи и уговорить их возобновить войну против сюнну при поддержке Хань. Для посольства в неизвестные земли он выбрал человека по имени Чжан Цянь. Благодаря своему умению назначать чиновников император нашел идеально подходящего для такого рискованного предприятия человека…

 

Неудача, обернувшаяся везением

В 138 году до н. э. Чжан Цянь, вместе с сотней сопровождающих, отправился в путь от западной границы Ганьсу, но буквально через несколько дней, он был захвачен дозорами сюнну и пробыл в плену десять лет. В течение этого долгого срока посланник ни на минуту не забывал о порученном ему деле и тихо ждал своего часа. Наконец, когда сюнну, решив, что он забыт императором и доволен жизнью кочевника, перестали пристально стеречь его, отважный китаец бежал с частью свиты и женой, которую нашел себе за долгие годы плена. Отправился Чжан Цянь не в Китай, а на запад, к юэчжи. Достигнув долины Или, он узнал, что юэчжи выбиты из этих земель усунями – кочевниками, принадлежавшими, возможно, к киргизской ветви. Неустрашимый Чжан Цянь отправился дальше, в царство, которое впоследствии китайцы назвали Даюань (или Давань), расположенное в Ферганской долине около Коканда. Там ему сказали, что юэчжи находятся еще дальше на юго-запад, в землях между Амударьей и Сырдарьей. Каково же было разочарование посла, когда пройдя такое огромное расстояние и столкнувшись со столькими опасностями, он, найдя все-таки юэчжи, узнал, что они совсем не хотят возвращаться на восток. Оказалось, что совсем недавно юэчжи вторглись и захватили земли Дася, вытеснив местное население к югу от Амударьи. К тому же, юэчжи хорошо помнили страшное поражение, понесенное в северных степях от народа сюнну, а потому напрочь отклонили предложение ханского императора создать военный союз против общего врага.Чжан Цзянь пробыл на чужой земле около года, в течении которого еще много раз предпринимал попытки убедить юэчжи вернуться назад, в прежние владения. Но поняв, что все его усилия тщетны, отправился обратно в Китай. Не успев достигнуть границы, он вновь был захвачен сюнну. Второе пребывание Чжан Цянь в плену продолжалось около года, после чего, он, воспользовавшись переворотом в стане его похитителей, снова бежал, и в 126 году до н. э., после двенадцатилетнего отсутствия, вернулся в Чанъань вместе со своей женой-кочевницей и лишь с одним из тех ста спутников, с которыми когда-то покидал Китай.

А между тем китайцы, развивая новую тактику войны, в которой наибольшую роль играла конница, стали чаще добиваться успеха в непрекращающихся схватках с сюнну. Однако их победы все время чередовались с разгромами, когда целые ханьские армии, окруженные лихими всадниками из пустыни, вынуждены были сдаваться врагу. В 133 году «воинственный император», так и не дождавшись своего посланника и перестав надеяться на помощь со стороны другого народа, повелел своему полководцу Вэй Цзину выступить во главе огромной армии с многочисленной конницей в ее составе в очередной поход. Удар по сюнну наносился между Великой Китайской стеной и северным изгибом реки Хуанхэ. Однако оказалось, что кочевые племена были своевременно оповещены о начале войны. Военная кампания стала складываться для ханьцев неудачно во многом и из-за того, что их конница еще не обладала в полной мере теми качествами, которыми владели конные воины сюнну. При этом полководец Вэй Цзин показал завидное терпение и упорство. Ему, в конце концов, удалось нанести противной стороне большое поражение в битве и вернуть империи большую часть приграничных земель, утраченных в конце предыдущего столетия. Но это был далеко не конец. Война Хань с сюнну длившаяся уже больше десятилетия, продолжалась. Степное воинство раз за разом возникало перед Великой Китайской стеной, стараясь обойти ее с запада. Там сюнну натыкались на заслоны ханьской армии и после боев в приграничье лишь на время уходили назад в монгольские степи на почтительное расстояние.Чжан Цянь, возвратившись домой после долгих лет странствий и, изучив ситуацию, не переставал горько сожалеть о том, что его главная цель – создание коалиции против сюнну, так необходимая сейчас его народу, осталась недостигнутой. Отчаявшись, он все же решил предоставить императору, подробный отчет о своем путешествии, во время которого, он хоть и не добился должного результата, но все же смог подробно изучить народы, обитавшие к северу от сюнну и разведать их территории. Среди предоставленных посланником сведений оказались очень важные детали, позволившие монарху составить новое представление о государствах Западного края. В стратегическом смысле они имели большую ценность для противостояния Сюнну, ибо, взяв их под контроль, можно было угрожать этому государству с фланга.

Стоило подумать и об использовании военной силы этих царств, для непосредственных ударов по Сюнну. Кроме того, группа этих маленьких, затерянных в пустыне стран была родиной многочисленных диковинных драгоценностей. Там находили яшму и янтарь, золото, серебро и медь. Там имелись соль, перец, виноградные вина. Там водились лошади, буйволы, слоны, павлины, носороги, львы. Там богато плодоносили фруктовые деревья и в изобилии произрастали пять злаков. Установив торговые отношения с этими странами, можно было бы хотя бы частично поправить финансы Ханьской империи, истощенные войнами с Сюнну. Особенно заманчивой представлялась У-ди, который страдал от нехватки лошадей, идея восполнить их недостаток за счет благородных скакунов, которых разводили в царстве Давань (Фергана).Внимательно изучив предоставленную послом информацию, У-ди поставил перед собой новую цель – захватить торговые пути из Китая на запад. Но города-государства Восточного Туркестана (китайцы называли его Западным краем) находились под властью тех же сюнну, и, чтобы вытеснить их, У ди предстояло вести дальнейшие ожесточенные войны.

 

Заслуженная победа

В 121 году полководец Вэй Цзин, получивший от императора У Ди большие полномочия на ведение войны с «варварами», решил нанести по ним действительно мощный удар. Он отправил своего талантливого в военном искусстве 20-летнего племянника Хэ Чупана в глубокий рейд в земли сюнну, лежащие к западу от долины реки Хуанхэ (на территорию современной китайской провинции Ганьсу). В поход отправлялась конная армия из ста тысяч воинов. Вторжение в степи многотысячной, хорошо обученной ханьской конницы стало полной неожиданностью для кочевников. К тому же юный Хэ Чупан продемонстрировал высокое военное искусство, командуя огромной маневренной армией. При Хи Си состоялась действительно грандиозная битва двух конных полчищ. Сюнну (к их немалому удивлению) были разгромлены ханьской конницей — их венценосный правитель и около 40 тысяч воинов попали в плен к китайцам. После блестящей победы у Хи Си полководец Хэ Чупан привел в подданство императору У Ди многие окрестные племена народа сюнну. Те были вынуждены покориться ханьцам. Однако о полной победе над степным народом говорить пока не приходилось. В 119 году ханьская армия выступила в решающий поход. Двумя параллельными колоннами под командованием своих прославленных полководцев Вэй Цзиня и Хэ Чупана, дяди и племянника, ханьские войска начали наступление на север от пустыни Гоби.

Преследуемые китайцами сюнну вместе со своими стадами отступали все дальше и дальше на север, одновременно стягивая свои войска воедино. В ходе преследования ханьская армия дошла до мест, где ныне стоит столица Монголии Улан-Батор. Сюнну решили больше не отступать к границе степей и леса, а дать врагу сражение. Оно состоялось в 119 году до н. э. у Мо Бэй. Степное конное войско атаковало китайцев яростно и настойчиво, стремясь сокрушить их боевые порядки. Десятки тысяч стрел взвивались в небо с той и другой стороны, однако битва закончилась полной победой полководцев императора У-Ди. На поле брани полегли 70 тысяч воинов сюнну, огромными оказались и потери ханьцев. Сражением при Мо Бэй завершилась хорошо подготовленная и организованная война империи Хань против кочевого народа сюнну. После этого поражения он больше никогда не угрожал китайским границам.Так изматывающие, изнуряющие войны с «ненавистными варварами Севера» привели к совершенно неожиданным последствиям. Торговые пути из Древнего Китая на запад, оказались открытыми, что позволило поддерживать регулярные торговые связи с народами, обитавшими на территории современного Восточного Туркестана. Впоследствии эти связи получили название торговли по Шелковому пути, ибо из Китая на запад по вновь открытым торговым путям везли преимущественно высоко ценимый там шелк, доходивший транзитом до Рима. Великий шелковый путь функционировал с тех пор веками, хотя и нерегулярно, связывая со странами Запада оторванную от других развитых цивилизаций Великую Поднебесную Империю. 

 

Последнее изменениеЧетверг, 27 Апрель 2017 17:46