zoo.eair.kz

dom.eair.kz

Log in
Мы в соц. сетях
Группа Вконтакте
Twitter
Google +
Facebook
Odnoklasniki

Последний парад «Варяга»

«Побеждает тот, кто хорошо дерется, не обращая внимания на свои потери…»

Адмирал С.О. Макаров 

В начале 1904 года обстановка на Желтом море с каждым днем становилась все тревожнее. Ощущение приближавшейся войны уже овладело многими русскими моряками, несшими свою службу в дальневосточных водах. И лишь в далеком Петербурге под шпилем адмиралтейства продолжала витать уверенность, будто Япония не осмелится напасть на великую империю...

 

Время на стыке XIX и XX веков было сложным и напряженным. Еще в 1896 году Россия и Япония начали делить между собой Корею. Обеих соперников привлекали ее большие природные богатства и важное стратегическое положение. Корея являлась как бы мостом между Японией, Манчжурией и Приморьем. Поэтому вопрос, кто будет главенствовать в Корее, приобретал важное международное значение.Слабая экономически и значительно уступающая России в военном отношении Япония не могла сама решиться на войну с русским колоссом. И только в 1902 году, после заключения военного союзного договора с Англией и получения в 1903 году большого займа на военные нужды из США, японцы решили выступить против России. Тон японской дипломатии стал вызывающим. Сталкивая Японию с Россией, англо-американцы надеялись, что война ослабит обе стороны и позволит им занять главенствующее положение в Корее и Манчжурии.Вся эта сложная политическая игра велась в корейской столице Сеуле, и эта политика явилась причиной того, что в нейтральном корейском столичном порту Чемульпо одновременно сошлись военные корабли Англии, России, Франции, Италии, Америки и Японии. В их число входили русский крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец». Оба корабля несли службу стационеров и находились в распоряжении русского посланника при корейском дворе А.И. Павлова.

 

Командиры и их «подопечные»

Крейсер «Варяг» считался одним из лучших кораблей русского флота. Он принадлежал к классу легких крейсеров дальних разведчиков. Построенный на американском заводе «Крэмп и сыновья» в Филадельфии, «Варяг» в 1899 году был спущен на воду, а в 1901 году, прибыв в Кронштадт, уже встал в строй русского флота. В 1902 году он вошел в состав Порт-артурской эскадры.Это был красивый, стройный четырехтрубный, двухмачтовый, бронепалубный крейсер 1 ранга. Его водоизмещение достигало 6 500 тонн при длине в 120 метров и ширине в 15 метров. Артиллерия главного калибра состояла из двенадцати 152-мм (шестидюймовых) орудий. Кроме того, на корабле было двенадцать 75-мм орудий, восемь 47-мм скорострельных пушек и две 37-мм пушки. Крейсер имел шесть торпедных аппаратов. Он мог развивать скорость до 23 узлов. Однако «Варяг» имел и ряд серьезных недостатков: очень сложны были в эксплуатации паровые котлы, действительная скорость была значительно ниже проектной, отсутствовало прикрытие орудийной прислуги от осколков снарядов. Но при всем при этом по скорости и силе вооружения в японском флоте равного ему легкого крейсера не было.

Экипаж корабля состоял из 550 матросов, унтер-офицеров, кондукторов и 20 офицеров. В командование крейсером 1 марта 1903 года вступил опытный морской офицер, капитан 1-го ранга Всеволод Федорович Руднев. С молодых лет он приобрел дипломатический лоск и такт, которые очень ценило командование и неизменно направляло Руднева туда, где международная политическая обстановка грозила осложнениями, как, например, на тот момент это было в Корее.Руднев в числе первых узнавал все политические новости и часто был больше в курсе событий, чем большинство дипломатов. Это не мешало Рудневу быть знающим моряком и хорошим командиром своего крейсера. Офицеры очень уважали и ценили своего командира, который сумел сплотить их в одну дружную и товарищескую семью.«Кореец» к тому времени уже считался ветераном Сибирской флотилии. Вскоре после вступления в строй в 1888 году он отправился на Дальний Восток и с тех пор не покидал тихоокеанские воды. К началу русско-японской войны «Кореец» имел сплоченный, хорошо подготовленный экипаж, возглавляемый опытным командиром – 46-летним капитаном 2-го ранга Г. П. Беляевым.

 

Разрыв отношений

25 января 1904 года Руднев вернулся из Сеула, куда ездил для выяснения международной обстановки. Он выяснил, что большая группа японских войск уже высадилась неподалеку от Сеула. Это известие насторожило и обеспокоило всех. Почти ни у кого не осталось сомнений, что Япония все-таки решилась вытеснить Россию из экономически и политически выгодных позиций и прибрать всю Корею в свои руки.О подозрительном поведении японцев необходимо было предупредить наместника – адмирала Е.И. Алексеева, находившегося в то время в Порт-Артуре. С этой целью Руднев решил отправить туда «Корейца» и приказал лодке спешно готовиться к отплытию. При этом Беляеву было приказано всячески избегать столкновений с японцами и никоим образом не поддаваться на возможные с их стороны провокации.В 15 часов 30 минут того же дня лодка вышла в открытое море. Приблизившись к японской эскадре, «Кореец» хотел было оставить ее в стороне, но японские миноносцы уклонились влево, а крейсера вправо, и канонерская лодка оказалась между кильватерными колоннами японских судов. Когда лодка поравнялась с головным японским кораблем, идущий в конце броненосный крейсер «Асама» преградил русскому судну дорогу. Одновременно на нем были подняты сигнальные флаги, а бортовые орудия направили на «Корейца» свои дула. Беляев был в недоумении. Он приказал изменить курс и попробовать пройти не северным, а южным фарватером. Но едва канонерская лодка изменила курс, как перед ней выросло сразу четыре миноносца. На палубах этих кораблей была видна прислуга при орудиях и минных аппаратах, один из которых, для большей убедительности, выпустил по «Корейцу» мину, прошедшую под его кормой.

Вспомнив указания Руднева не ввязываться в бой, Беляев тотчас приказал вернуться обратно в порт. Развернувшись, «Кореец» полным ходом направился в Чемульпо. Беляев негодовал, но сдерживался изо всех сил, несмотря на то, что офицеры и просили у него разрешения обстрелять наглого противника. Капитан убеждал их, что поскольку лодка уже находится в нейтральных водах, нельзя открывать огонь, однако один из матросов не вытерпел и без команды дал-таки два выстрела из револьверного орудия по ближайшему миноносцу. Никто не разглядел, были ли попадания, но японцы тотчас отстали.«Кореец» вошел в рейд уже с темнотой. Поставив лодку за кормой «Варяга», Беляев тотчас поехал с докладом к Рудневу. Узнав, что начало военных действий неизбежно, капитан корабля приказал пробить военную тревогу и вызвать всех матросов к орудиям и минным аппаратам. На рейде к этому времени уже находились три японских крейсера, погодя на рейд вошли остальные корабли японской эскадры. Японцы приступили к высадке десанта. Всем стало ясно, что в ответ на подобные захватнические действия, нарушающие корейский нейтралитет, следовало заявить самый энергичный протест. Однако Руднев принял решение протестовать не дипломатическими нотами, а огнем орудий. «Варяг» приготовился встретить нападение врага.

 

В последний путь…

Ранним утром 27 января на рейде уже не было ни одного японского корабля. Зато весь город был занят японскими войсками. Задача атаковать русские корабли была возложена японским командованием на контр-адмирала Уриу. В 9 часов 30 минут на борту английского стационера «Талбот», старшего из всех иностранных судов на рейде, капитан Руднев получил извещение Уриу, объявлявшее о том, что Япония и Россия находятся в состоянии войны, и требовавшее, чтобы «Варяг» к полудню вышел из порта. В противном случае в 16 часов японские корабли вынуждены будут дать на рейде бой. В ответ на это капитан Руднев озвучил свой план действий. Он решил около полудня выйти с обоими кораблями в открытое море, прорваться сквозь японскую эскадру и войти в Порт-Артур. Другими словами, этим решением неустрашимый «Варяг» бросил вызов мощной японской эскадре, которая при любом раскладе его расстреляет. Расстреляет хладнокровно и беспощадно.В 11 часов 20 минут «Варяг» и «Кореец» снялись с якоря и двинулись с места. Как бы приветствуя русских, из-за туч выглянуло яркое солнце и осветило мрачный рейд Чемульпо. Блестящий и ярко сверкающий сталью и медью «Варяг» шел впереди и казался колоссом, решившимся на самоубийство. С его палубы неслись звуки российского гимна, исполняемого судовым оркестром. Когда крейсер поравнялся с «Талботом», с английского корабля тоже грянул русский гимн, а выстроенная на палубе команда взяла на караул, салютуя русскому флагу. Тоже повторилось при прохождении мимо «Паскаля», «Эльбы» и «Виксбурга». Темпераментные французы не выдержали и с криком начали подбрасывать вверх свои береты с красными помпонами, шумно выражая неописуемый восторг. Казалось, что «Варяг» и «Кореец» движутся не в бой, а на парад. При этом у многих иностранных моряков и даже офицеров были видны слезы. Все знали, что два русских судна идут на верную смерть.

Никому из них не приходилось раньше видеть столь возвышенной и трогательной сцены. А на мостике «Варяга» неподвижно и спокойно стоял его командир.Миновав брандвахту и выйдя на внешний рейд, русские увидели перед собой четко вырисовавшихся на светлом голубом фоне неба шесть темных силуэтов японских крейсеров и восемь миноносцев. Они расположились таким образом, что закрывали оба прохода в море вокруг острова Иодольми. Из них один крейсер был броненосным, класс защиты и вооружения которого существенно превышал бронепалубный «Варяг». Офицеры и матросы русских кораблей с тревогой всматривались в очертания вражеских судов, столь превосходящих их числом. Для того чтобы выйти в море, нужно было каким-то чудесным образом прорваться сквозь этот строй японской эскадры. Но шансы на это были ничтожно малы. Еще не успев выйти за пределы нейтральных вод, судна получили от японцев сигнал сдаться. В ту же минуту на «Варяге» и на маленьком «Корейце» всюду взвились русские флаги. Это был знак сражения. В 11 часов 45 минут с крейсера «Асама» раздался первый выстрел, вслед за которым вся японская эскадра открыла жестокий огонь.

 

 

20 минут боя…

 

Основные силы японцы сосредоточили на «Варяге», решив, что с тихоходным «Корейцем» они разделаются потом. Они понимали, что пока канонерка на плаву, крейсер не воспользуется преимуществом в скорости. Но «Варяг» пока не отвечал, он шел на сближение. И лишь когда расстояние между отрядами уменьшилось до 8 300 метров, В.Ф. Руднев приказал открыть огонь.

Бой был жестоким. Один из первых снарядов, попавших в «Варяг», разрушил верхний мостик, произвел повреждение в рубке, мичман граф Нирод был убит наповал. Вскоре в крейсер один за другим попало еще несколько снарядов. Осколки с воем понеслись в разные стороны. На палубе то и дело слышались крики, звавшие носильщиков, но их не хватало для всех раненых.

Несмотря на пробоины, многочисленные разрушения и то и дело возникавшие пожары, «Варяг» продолжал неуклонно идти вперед и яростно отстреливаться от наседавшего врага. Красавец-корабль словно растворился в облаках дыма. Орудийное пламя поминутно сверкало с его бортов. Шум канонады разносился среди холмов, гор и всех окружающих заливов. Вокруг «Варяга» море точно кипело.

Двадцать минут боя имели для крейсера сокрушительный результат: большинство орудий правого борта, из которых велся ответный огонь, оказались поврежденными, множество моряков были ранены, а верхняя палуба была покрыта десятками трупов. Вдруг «Варяг», неожиданно для противника, под смертоносным огнем, выполнил довольно рискованный маневр. Он повернулся к вражеской эскадре другой стороной, чтобы задействовать неповрежденные орудия левого борта. Этот маневр прикрыл «Корейца».

 

Теперь выстрелы «Корейца» начали достигать цели: на японском крейсере «Асама» начался пожар, а один из миноносцев противника начал тонуть. Остальные японские корабли лишь усилили свой огонь. Руднев же упорно продолжал идти вперед. Легкие крейсера, лишившись поддержки «Асамы», решили отступить. Однако через несколько минут «Асама» вновь занял свое место в голове эскадры. Руднев понял, что для «Варяга» наступают последние минуты.

Его опасения не замедлили оправдаться. Две восьмидюймовые бомбы, попав в лазарет с левого борта, разорвались у правого. Осколки попали в переднюю кочегарку и вывели из строя три котла. Пар со свистом стал вырываться наружу. Машина остановилась. Руль заклинило, «Варяг» стремительно направился вправо. Крейсер понесло на отмель. Пришлось стопорить машины и сдавать назад. В этот момент «Варяг» получил  самые тяжелые повреждения.

Видя критическое положение русского крейсера, японцы вновь предложили ему сдаться. В ответ Руднев во второй раз проигнорировал предложение врага и скрепя сердце отдал приказ лечь на обратный курс. Показывать корму противнику он считал для себя позорным, но делать было нечего, необходимо было вернуться в порт, чтобы сделать нужный ремонт и снова идти на прорыв. Японцы, также понесшие потери в бою, не рискнули преследовать русские корабли.

 

Прощай «Варяг», прощай «Кореец»!

«Варяг» медленно двигался по воде, по направлению к порту. Покрытый осколками бомб, залитый кровью, черный, мрачный, он был неузнаваем. Все жители Чемульпо были потрясены этим зрелищем. По мере того как мрачный призрак приближался, впечатление от него становилось все ужаснее. Это была полная развалина, едва державшаяся на волнах. На его палубах не было видно ни одного живого существа. Там и сям, среди гор бомб и осколков, лежали кучи трупов. Местами еще дымились неразорвавшиеся гранаты, текли потоки крови, образуя грязные лужи. Пушки были разбиты. В широкие пробоины вливалась вода. Все на нем казалось уничтоженным адским ураганом. Только флаг, так же как прежде, гордо и высоко развевался на сбитой мачте. Корабль был тяжело изранен, но не побежден.Когда «Варяг» и «Кореец» стали в порту на свои прежние места, со всех военных кораблей к ним направились вельботы и катера. Крейсер-герой заполнился матросами различных национальностей. Англичане, французы, итальянцы толпились на всех палубах и в коридорах. Они помогали убирать обломки, чинить трапы, переносить раненых.Однако подробный осмотр корабля выявил его совершенную непригодность к дальнейшему бою. Несмотря на то, что работали все помпы, вода в крейсере не убывала, и «Варяг» постепенно все больше кренился на левый борт. Началась спешная эвакуация раненых на иностранные корабли. Поскольку взорвать крейсер было опасно для других кораблей, стоявших на рейде, решено было его просто затопить.

Когда вся команда была свезена, Руднев с боцманом в последний раз обошли тонущий крейсер. На корабле уже никого не было видно, и капитан, с грустью окинув взглядом свой любимый «Варяг», всего час тому назад бывший красавцем крейсером, подошел к трапу, где его ожидала шлюпка. Сняв фуражки, он и боцман перекрестились…Между тем корабль медленно опрокидывался на левый бок. Сотни глаз следили за гибелью героического красавца. Эвакуированные русские матросы с тоской и болью в сердце смотрели на родной «Варяг», которым они привыкли гордиться и на котором только что пережили трагические минуты неравного боя, ежесекундно рискуя своей жизнью. Медленно погружавшийся корабль вдруг на мгновение замер и, вздрогнув всем своим огромным телом, быстро пошел под воду. Все матросы сняли фуражки, многие плакали, не стыдясь своих слез. Судовые оркестры исполняли русский гимн…«Корейца» же вывели на взморье, минировали и, когда все покинули обреченное судно, взорвали. Огромный столб черного дыма высоко вскинулся вверх, и на воде не осталось ничего, кроме щепок и мусора. Так закончил свою кампанию «дедушка», честно проплававший под Андреевским флагом без малого четверть века.Только 28 января Япония объявила войну официально. За первые два дня войны российская эскадра в Порт-Артуре, не сделав даже выстрела, потеряла девять кораблей.Первоначально капитана Руднева собирались за потерю крейсера отдать под суд. Но разобравшись, власти назвали сражение под Чемульпо моральной победой и подвигом. Несмотря на то, что бой с японской эскадрой был неравным, русские моряки не спустили флаг перед неприятелем и не сдались врагу. А канонерская лодка вообще смогла потопить японский миноносец.

Экипажи «Варяга» и «Корейца» были отмечены высокими наградами: матросы награждены Георгиевскими крестами, а офицеры – орденами Святого Георгия 4-й степени. Капитан 1-го ранга В.Ф. Руднев был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени, чином флигель-адъютанта и назначен командиром 14-го флотского экипажа и строившегося в Петербурге эскадренного броненосца «Андрей Первозванный». Была также учреждена специальная медаль «За бой «Варяга» и «Корейца»», которой были отмечены все участники боя. В 1907 году Всеволод Федорович Руднев был награжден императором Японии орденом Восходящего солнца – в знак признания героизма русских моряков, став одним из первых европейцев и первым русским, получившим этот орден.

Последнее изменениеЧетверг, 25 Май 2017 11:47