zoo.eair.kz

dom.eair.kz

Log in
Мы в соц. сетях
Группа Вконтакте
Twitter
Google +
Facebook
Odnoklasniki

Фрунзик Мкртчян – солнце Армении

31 декабря 1993 года весь Ереван не встречал наступление Нового года, а провожал в последний путь своего обожаемого Мгера – Фрунзика Мкртчяна. Из-за войны с Азербайджаном страна находилась в блокаде, в домах не было ни света, ни тепла, и тысячи людей вышли на улицы с зажженными свечами: гроб с телом артиста пронесли по живому многокилометровому освещенному коридору.Фрунзика Мкртчяна любили все, его смешные фразы расходились на цитаты, но никто не знал, какие страдания скрывал в своей душе этот остроумный и находчивый человек.

Человек с двумя именами

Фрунзик Мкртчян до сих пор в Армении – настоящий национальный герой. Всюду – от центрального проспекта столицы Еревана до Гюмри, места, где он вырос (бывший Ленинакан), – висят его портреты. В этом году любимцу миллионов зрителей исполнилось бы 83 года.Пожалуй, не было в советском кинематографе актера с такой запоминающейся внешностью, как у Фрунзика Мкртчяна. Паспортный контроль в аэропортах актер проходил без документов: просто показывал свой знаменитый профиль. Сам Фрунзик к своему массивному носу относился с юмором и даже сочинял о себе анекдоты. Друг Мкртчяна Вахтанг Кикабидзе в одном из интервью рассказал такую историю: «Мы с Арчилом Гомиашвили пошли на премьеру спектакля «Сирано де Бержерак», в котором Фрунз играл роль Сирано. В этом спектакле есть очень долгий монолог Сирано, где он рассуждает на тему своего большущего носа. У Фрунза этот монолог получился очень коротким, даже минуты не потянул. Когда мы после спектакля ехали в машине, я ему говорю: «Слушай, Фрунз, ты почему этот длинный монолог так сократил? Все-таки классическое произведение...» А он отвечает: «Буба-джан, когда долго говоришь про нос, армянам это неприятно». Кстати, в доме у Кикабидзе на стене висит деревянная копия носа Мкртчяна, которую он очень любит, потому что самые веселые дни в его жизни он провел на съемочной площадке фильма «Мимино», где Мкртчян и Кикабидзе сыграли главные роли.

Фрунзик никогда не переживал из-за своей внешности. Тем более что сам ничего необычного в ней не видел. Хотя когда он поступал в театральное училище, одна актриса громко шепнула: «Интересно, он когда-нибудь смотрел на себя в зеркало?» Конечно, смотрел, и с детства мечтал стать артистом, поэтому часто разыгрывал небольшие спектакли перед соседями. Те – покатывались со смеху. Вообще, везде, где он появлялся, все всегда начинали смеяться. Коллеги по театру обожали стоять за кулисами, когда он репетировал роль, для них это был бесплатный цирк. Фрунзика Мкртчяна обожали все, поэтому уже при жизни он стал легендой. Все в нем было странным, начиная с имени. А имен у Мкртчяна было два: Фрунзик – имя, данное при рождении, и Мгер (в переводе с армянского – «солнце») – имя, которое он сам себе взял, поскольку так его называли соотечественники. Говорят, у актера даже было два паспорта: один официальный, а другой – подарок друзей, в котором так и было написано – «Мгер Мкртчян». Хотя паспорт народному кумиру был без надобности. Когда вместе с Вахтангом Кикабидзе и Георгием Данелия Фрунзик отправился в Кремль получать Государственную премию за фильм «Мимино», охранники потребовали у них предъявить документы. На что Мкртчян с укоризненной улыбкой ответил: «Разве иностранные шпионы в Кремль без документов ходят?» Разумеется, лауреатов пропустили без досмотра.

 

Мистер обаяние

Не нуждался Мкртчян и в деньгах. Как-то ему неожиданно пришла в голову идея слетать в Сочи. Он вообще был спонтанным человеком – мог сидеть-сидеть, а потом спохватиться и отправиться на другой конец Советского Союза. Так и в тот раз, взяв с собой друга, Фрунзик уже через несколько часов был на берегу Черного моря. В кармане у него было ровно 1000 рублей. Отдохнув на курорте и погуляв в ресторанах, друзья вернулись в Ереван. В кармане у Фрунзика по-прежнему лежала тысяча рублей. Популярность у Мкртчяна была фантастическая. Как-то, уже после выхода на экраны фильма «Мимино», Фрунзик на несколько дней прилетел в Москву. Вместе с братом Альбертом они торопились на важную встречу, и Фрунзик предложил добираться на метро. «Мы еле-еле втиснулись в вагон, – вспоминает Альберт. – Народу – не протолкнуться: кто читает, кто дремлет. Однако уже через тридцать секунд после того как Фрунзик оказался в вагоне, все принялись аплодировать. Брату стало неловко, и на следующей станции мы вышли». Его любили не только в Москве и городах Советского Союза. Как-то газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала статью «Пять минут молчания Мгера Мкртчяна». В ней рассказывалось о том, что на одном из его выступлений в Америке больше половины зала составили американцы, которые не говорили ни по-русски, ни по-армянски и поэтому не понимали, что происходит на сцене. И тогда, чтобы разрядить обстановку, Фрунзик вышел на сцену и пять минут молча стоял и смотрел в зал. Публика от хохота сползала со своих кресел на пол. А актер еще раз окинул их взглядом, поклонился и ушел. Он от природы обладал потрясающим чувством юмора, буквально фонтанировал шутками. Что бы он ни делал в жизни или на сцене, люди неизменно смеялись. По-настоящему суперзвездой Мкртчян стал как раз после роли водителя Хачикяна в «Мимино».

Кстати, массу смешных реплик, ставших поистине народными: «Такие вопросы задаете, что неудобно отвечать даже», «О чем эти «Жигули» думают?», «Я вам один умный вещь скажу, но только вы не обижайтесь» и многие другие – Фрунзик придумал сам. Сцена допроса свидетеля Хачикяна в суде – стопроцентная импровизация актера. По предложению Мкртчяна режиссер снял и эпизод, в котором герои Фрунзика и Кикабидзе оказывались в одном лифте с двумя китайцами. И один китаец говорил другому: «Как же эти русские похожи друг на друга». По требованию цензуры эпизод из картины пришлось вырезать. Именно на его обаяние и искрометный юмор «купилась» съемочная группа «Мимино», ведь никто не подозревал, что замечательный артист на этих съемках сильно запьет. А Фрунзик просто не «просыхал», он пил каждый день, не прекращая. Режиссер Данелия, уважая его талант, смотрел на это сквозь пальцы, до тех пор, пока, просматривая очередную порцию рабочего материала, не поставил Фрунзику жесткое условие: или съемки, или пьянка. Актер не пил ровно десять дней, после чего пришел к парадоксальному выводу: «Я понял, почему бездарности завоевали весь мир! Они совсем не пьют, встают утром все такие бодрые и все силы тратят на карьеру». И со вздохом добавил: «Это ужасно!» Пил Мкртчян действительно очень много. С возрастом у него даже появились серьезные проблемы с печенью. А начал пить он еще в Ленинакане, в своем первом театре, где познакомился с Азатом Шеренцем, ставшим его лучшим другом на всю жизнь. После первого выхода Мкртчяна на сцену Азат вместо «Поздравляю!» налил новичку до краев в чайную чашку водки и сказал: «Ты талантливый, ты должен выпить, потому что все талантливые актеры были алкоголиками!»

 

Неутихающая боль весельчака Мкртчяна

Фрунзику Мкртчяну никогда не нужен был допинг, чтобы играть, но однажды алкоголь понадобился ему, чтобы жить. Дело в том, что, несмотря на всеобщее обожание, в личной жизни актер был несчастлив. Первой его любовью стала красавица Кнари, о которой говорят, что она была сестрой воров. Кнари не имела отношения к театральной среде, но очень любила Фрунзика, и он был счастлив с ней, но брак продлился недолго – их любовная лодка разбилась о быт. Позже Мкртчян встретил удивительно красивую студентку театрального института Донару. Как и все женщины, она не устояла перед обаянием Фрунзика и в скором времени стала его женой. У пары родилось двое детей – сын Вазген и дочь Нунэ. Актер их обожал, из каждой поездки привозил массу игрушек. Но чаще всего он тут же отнимал их у детей и начинал играть сам. Ему все было интересно – как устроены, например, игрушечные голуби, которые взлетают в небо и потом возвращаются к тебе в руки. Фрунзик разбирал их, пытаясь понять устройство механизма. И, разумеется, потом не мог собрать обратно. Он до конца жизни чему-нибудь удивлялся. Не мог, например, понять, как работает телевизор. Как это фильм из Америки доходит до Еревана. Разбирал приемник, раскручивал все, а потом даже мастер не мог ничего починить.

Донара всюду сопровождала мужа. В «Кавказской пленнице» она сыграла жену водителя товарища Саахова, которая печально рассказывает герою Юрия Никулина о местных обычаях – похищении невест. С каждым днем поведение Донары становилось все более и более странным. Она устраивала мужу жуткие сцены ревности. Наконец Фрунзик не выдержал и, по совету друзей, обратился к врачам. Приговор медиков оказался страшным – наследственная шизофрения. Когда усилия местных специалистов оказались бессильны, Донару отправили в психиатрическую клинику во Франции. Но это ей не помогло, последние 20 лет своей жизни она провела в психиатрической больнице Севана, где и умерла летом 2011 года. Фрунзик стал жить для обожаемых детей. Но дочь вскоре вышла замуж за студента из Аргентины, уехала с мужем на его родину, где погибла в автокатастрофе. У сына же Ваака начали проявляться тревожные симптомы, и вскоре оказалось, что сын унаследовал психическую болезнь матери. Помочь ему было невозможно. Фрунзик попытался лечить его там же, в Париже, где в то время лечилась Донара, он думал, что когда родные люди встретятся, то, возможно, их разум прояснится, но к его ужасу мать и сын друг друга не узнали. Актер вернулся домой совершенно другим человеком: хмурым и старым. И что самое страшное – запил.

 

Путь разочарований

В середине 80-х Мкртчян решился на третий брак. Ему казалось, что так будет лучше для детей и особенно для Ваака. Его новой женой стала дочь председателя Союза писателей Армении Грачьи Оганесяна Тамара. О ее необыкновенной красоте ходили легенды. Рассказывают, что когда актер в очередной раз отправился в загс, один из друзей пожурил его, мол, не зачастил ли он в это учреждение. На что Фрунзик со свойственным ему юмором ответил: «Чаплин вообще раз восемь женился. Я что, хуже?» Сразу после свадьбы молодожены переехали в новую четырехкомнатную квартиру в центре Еревана. Но и этот брак оказался неудачным. Спустя несколько лет они расстались. Тамара была младше Мкртчяна на 25 лет и совершенно не была им увлечена – ей всего лишь льстило быть женой известного артиста. Так было на первых порах. Сначала она говорила всем, что Фрунзик – гений, а потом заявила: «Мне этот ваш гений надоел. Идите и сами за ним ухаживайте». Фрунзик не сильно переживал по этому поводу, он только пояснял: «Собираясь с Тамарой жениться, мы договорились, как только я постарею, тихо-мирно расстанемся». Мкртчян практически перестал сниматься в кино. Предложения к нему продолжали поступать, но он от них отказывался, шутливо заявляя: «Разве в моем возрасте играют в кино?» В начале 90-х он ушел из родного театра имени Сундукяна.

К этому его подтолкнуло решение коллектива избрать главным режиссером Хорена Абрамяна, хотя Мкртчян, 35 лет отдавший театру, сам претендовал на эту должность. Решение коллег его обидело. Он с энтузиазмом взялся за создание собственного театра, но руководить им пришлось недолго. Из-за военных действий с Азербайджаном Армения находилась в блокаде, в домах не было ни света, ни тепла. Людям было не до театра. Фрунзик Мкртчян заперся в своей четырехкомнатной квартире, выпивал и ни с кем не общался. Он жил с душевнобольным сыном, а ухаживал за ними его младший брат Альберт. И тут Мкртчяна настиг новый удар – умер его близкий друг народный артист Армении Азат Шеренц. С горя Мкртчян запил и попал в больницу, где у него случилась клиническая смерть. Врачи пять минут боролись за его жизнь и смогли буквально вытащить актера с того света. 29 декабря, в день панихиды по Азату Шеренцу, Фрунзик Мкртчян снова напился. Альберт Мкртчян, который буквально утром был у брата, не смог дозвониться до него вечером и понял, что случилось что-то страшное. Фрунзика Мкртчяна нашли мертвым в холодной квартире в обнимку с массивными часами. На кровати сидел ничего не понимающий Ваак (он пережил отца на 10 лет и умер в 2003 году). Артисту было 63 года, что по армянским меркам всего-то ничего.

 

Последнее изменениеПонедельник, 21 Август 2017 16:33