zoo.eair.kz

dom.eair.kz

Log in
Мы в соц. сетях
Группа Вконтакте
Twitter
Google +
Facebook
Odnoklasniki

Операция «Берлин». 23 дня до Победы.

  • Опубликовано в История

Война заканчивалась. Это понимали все – и генералы вермахта, и их противники. Только один человек – Адольф Гитлер – вопреки всему, продолжал надеяться на силу германского духа, на «чудо-оружие», и главное – на раскол между своими врагами. Основания для этого были – и Красная Армия, и англо-американские войска стремились овладеть Берлином первыми. 1 апреля Сталин созвал в Кремле совещание Государственного комитета обороны. Собравшимся был задан один вопрос: «Кто будет брать Берлин – мы или англо-американцы?» – «Берлин возьмет Красная Армия», – первым отозвался маршал Конев. Наступление было назначено на 16 апреля 1945 года. До победы оставалось ровно 23 дня…

 

Немецкое командование предвидело наступление советских войск на Берлин и тщательно готовилось к его отражению. Столица превратилась в мощный укрепленный район. Вокруг нее немцы соорудили три оборонительных кольца – внешний, внутренний и городской, а в самом городе для удобства создали девять секторов обороны: восемь по окружности и один – в центре. В Берлине насчитывалось более 400 долговременных железобетонных сооружений. Самые крупные из них – врытые в землю шестиэтажные бункеры – вмещали до тысячи человек каждый. Стены домов покрывали пропагандистские лозунги оратора Геббельса: «Мы никогда не сдадимся!», «Остановим красные орды у стен нашего Берлина!», «Победа или Сибирь!». Громкоговорители на улицах призывали жителей сражаться насмерть. Для обороны Берлина спешно формировались новые части. На военную службу, в срочном порядке призывались даже 16 – 17-летние юноши. Берлинская операция занесена в Книгу рекордов Гиннеса, как самое крупное сражение в истории Земли. С обеих сторон в сражении принимало участие около 3,5 миллионов человек, 52 тысячи орудий и минометов, 7750 танков и 11 тысяч самолетов. Впервые с начала войны превосходство советских войск в этой операции в живой силе и технике было не просто значительным, а подавляющим.

 

Все только начинается

Чтобы сделать наступление неожиданным для врага, Жуков приказал наступать рано утром, в темноте. В 5 часов было включено 143 прожектора, лучи которых направлялись в сторону противника. Применение прожекторов для ослепления вражеских войск было новшеством, неожиданным для врага, и имело на короткое время психологическое воздействие. Тут же, три красные ракеты дали сигнал к атаке, и через секунду тысячи орудий и «катюш» открыли ураганный огонь такой силы, что восьмикилометровое пространство оказалось в одночасье перепаханным. Берлинская операция началась. Войска 1-го Белорусского фронта перешли в наступление. Противник, подавленный огнем артиллерии, не оказал организованного сопротивления на переднем крае, но затем, оправившись от потрясения, стал отбиваться с ожесточенным упорством. Советская пехота и танки продвинулись на 1,5 – 2км. Чтобы ускорить продвижение войск, маршал Жуков ввел в сражение танковые и механизированные корпуса 1-й и 2-й Гвардейских танковых армий.Успешно развивалось и наступление войск 1-го Украинского фронта. Бомбардировщики и штурмовики наносили сильные удары по очагам сопротивления, узлам связи и командным пунктам. Батальоны дивизий первого эшелона быстро форсировали реку Нейсе и захватили плацдармы на ее левом берегу. Ломая сопротивление противника, общевойсковые и танковые объединения 1-го Украинского фронта прорвали главную полосу обороны. 17 апреля войска фронта завершили прорыв второй полосы и подошли к третьей, проходившей по левому берегу реки Шпрее. Немецкое командование концентрировало свои усилия с целью задержать дальнейшее продвижение советских войск через реку. Сюда были направлены резервы группы армий «Центр» и отошедшие войска 4-й Танковой армии. Но попытки противника изменить ход сражения успеха не имели.2-й Белорусский фронт перешел в наступление 18 апреля. За два дня войска фронта, в сложных условиях, форсировали реку Ост-Одер. Они очистили от противника низину между реками Ост-Одер и Вест-Одер и заняли исходные позиции для форсирования реки Вест-Одер. Таким образом, в полосе всех советских фронтов сложились благоприятные предпосылки для продолжения операции.

 

Последний день рождения

19 – 20 апреля 3-я и 4-я Гвардейские танковые армии, входившие в состав 1-го Украинского фронта, продвинулись на 95км. Стремительное наступление этих армий, а также 13-й Армии уже к исходу 20 апреля привело к отсечению группы армий «Висла» от группы армий «Центр».Как раз в это время, 20 апреля, Гитлер отмечал свой последний день рождения. На глубине пятнадцати метров, в бункере, находящемся под имперской канцелярией, собрались его избранные гости: Геринг, Геббельс, Гиммлер, Борман, верхушка армии и, конечно, Ева Браун. Соратники предложили своему вождю покинуть обреченный Берлин и перебраться в Альпы, где для него уже было подготовлено тайное убежище. Но Гитлер отказался: «Мне суждено победить или погибнуть вместе с рейхом».Вечером того же дня Жуков приготовил немецкому вождю «подарок» – его армии вплотную подошли к городской границе Берлина, а в течение следующего дня войска 1-го Белорусского фронта прорвали внешний берлинский оборонительный обвод и ворвались на окраину города с севера и северо-востока. Улицы унылых берлинских предместий преграждали баррикады, из подворотен и окон домов по наступавшим стреляли «фаустники». Жуков велел не тратить времени на подавление отдельных огневых точек, а как можно быстрее продвигаться вперед.У фюрера возник план разгрома советского наступления силами армий генерала СС Штейнера с севера, и генерала Венка с запада. Однако этот план был обречен с самого начала. И та, и другая армии были измотаны в боях и не были способны к активным действиям.22 апреля в 15:00 у Гитлера состоялось последнее военное совещание. Только тогда ему решились доложить, что никто не в силах спасти осажденную столицу. Его реакция была бурной: он рухнул на стул и простонал: «Все кончено, война проиграна...» И все же нацистская верхушка не собиралась сдаваться. Было решено полностью прекратить сопротивление англо-американским войскам и бросить все силы против русских. Теперь в Берлин надлежало отправить всех, способных держать в руках оружие. Фюрер по-прежнему возлагал надежды на 12-ю Армию Венка, которая должна была соединиться с 9-й Армией Буссе. Для координации их действий, из Берлина в городок Крамниц было выведено командование. В столице кроме самого Гитлера и лидеров Рейха остались только генерал Кребс, Борман и Геббельс, назначенный руководителем обороны.

 

Город в огне

Армии Жукова продолжали крушить Берлин из всех видов оружия. Для уличных боев спешно формировались штурмовые отряды из бойцов разных частей. Заняв северные районы города, Жуков исключил Рокоссовского из числа участников операции. С этого момента, до конца войны, 2-й Белорусский фронт должен был громить немцев на севере, оттягивая на себя значительную часть берлинской группировки. Слава победителя Берлина миновала и Конева. Директива Сталина, полученная утром 23 апреля, предписывала войскам 1-го Украинского фронта остановиться у вокзала Анхальтер – буквально в сотне метров от Рейхстага. Занять центр вражеской столицы Верховный главнокомандующий доверил Жукову. В этот же день, в Берлине, впервые в истории, получив последнее сообщение от японских союзников – «желаем удачи», закрылся городской телеграф.Ударные силы Жукова продолжали рваться к центру города. Многие бойцы и командиры не имели опыта боев в большом городе, что вело к громадным потерям. Танки двигались колоннами, и стоило подбить передний, как вся колонна становилась легкой добычей немецких «фаустников». Пришлось прибегнуть к беспощадной, но эффективной тактике боевых действий: вначале артиллерия вела ураганный огонь по цели будущего наступления, потом залпы «катюш» загоняли всех живых в укрытия. После этого вперед шли танки, круша баррикады и разнося дома, откуда раздавались выстрелы. Только потом в дело вступала пехота.

За время битвы на город обрушилось почти два миллиона орудийных выстрелов – 36 тысяч тонн смертоносного металла. О мирном населении, дрожащем от страха в бомбоубежищах и хлипких подвалах, никто не думал. Однако главная вина за его страдания лежала не на советских войсках, а на Гитлере и его приближенных, которые с помощью пропаганды и насилия не давали жителям покидать город, превратившийся в море огня. Отключились вода и газ, перестал ходить транспорт, прекратилась выдача продовольствия. Голодающие берлинцы, не обращая внимания на непрерывные обстрелы, грабили товарные поезда и магазины. Они больше боялись не русских снарядов, а эсэсовских патрулей, которые хватали мужчин и вешали на деревьях как дезертиров.Тем временем Берлин продолжал задыхаться в дыму пожаров. Облака дыма и кирпичной пыли заволокли центр города, где глубоко под развалинами имперской канцелярии Гитлер снова и снова терзал подчиненных вопросом: «Где же Венк?». 27 апреля три четверти Берлина уже было в советских руках. Каждый шаг здесь давался с трудом и немалой кровью. К ночи у немцев осталась лишь полоса шириной два – три километра и длиной до шестнадцати. В тыл потянулись первые партии пленных. Многие оглохли от несмолкающего грохота, другие, сошедшие с ума, дико хохотали. Гражданское население продолжало прятаться, опасаясь мести победителей. Мстители, конечно, были – не могли не быть после того, что нацисты сделали на советской земле. Но больше было тех, кто, рискуя жизнью, вытаскивал из огня немецких стариков и детей, кто делился с ними своей солдатской пайкой.

Судороги рейха

Фашистская империя распадалась на глазах. Фюрер был вне себя от ярости. Вечером 28 апреля комендант Вейдлинг доложил, что боеприпасов в городе осталось всего на два дня, а горючего нет вовсе. Центр города превратился в настоящий ад. От жары было нечем дышать, трескались камни зданий, закипала вода в прудах и каналах. Отчаянный бой шел за каждую улицу, каждый дом. Рано утром 29 апреля бойцы 79-го Стрелкового корпуса генерала Переверткина подступили к громадному зданию МВД – «дому Гиммлера». Расстреляв из пушек баррикады у входа, они сумели ворваться в здание и захватить его, что дало возможность вплотную подойти к Рейхстагу. Тем временем неподалеку, в своем бункере, Гитлер диктовал политическое завещание. Власть над Германией передавалась «президенту» Деницу и «канцлеру» Геббельсу, а командование армией – фельдмаршалу Шернеру. Ближе к вечеру приведенный эсэсовцами из города чиновник Вагнер совершил церемонию гражданского бракосочетания фюрера и Евы Браун. Свидетелями были Геббельс и Борман, которые остались на завтрак. За едой Гитлер был подавлен, бормотал что-то о гибели Германии и торжестве «еврейских большевиков». Во время завтрака он подарил двум секретаршам ампулы с ядом и велел отравить свою любимую овчарку Блонди. За стенами его кабинета свадьба быстро превращалась в попойку. Одним из немногих трезвых сотрудников оставался личный пилот Гитлера Ганс Бауэр, предложивший вывезти своего шефа в любой район мира. Фюрер в очередной раз отказался.Вечером 29 апреля генерал Вейдлинг в последний раз доложил Гитлеру обстановку. Старый вояка был откровенен – завтра русские будут у входа в канцелярию. Боеприпасы кончаются, подкреплений ждать неоткуда. Армия Венка отброшена к Эльбе, о большинстве других частей и вовсе ничего неизвестно. Нужно капитулировать. Гитлер капитуляцию запретил, но позволил солдатам «малыми группами» выходить из окружения и пробиваться на запад.

Тем временем советские войска занимали одно здание за другим в центре города. Командиры с трудом ориентировались по картам – на них не было обозначено то нагромождение камней и искореженного металла, в которое превратился Берлин. После взятия «дома Гиммлера» и ратуши, у атакующих оставались две главные цели – имперская канцелярия и Рейхстаг. Если первая была реальным центром власти, то второй – ее символом, самым высоким зданием немецкой столицы, где надлежало водрузить знамя Победы. Утром 30 апреля части Красной Армии подошли к Рейхстагу. Что касается канцелярии, к ней решили прорываться через зоопарк в Тиргартене. В разгромленном парке солдаты спасли нескольких животных, включая горного козла, которому за храбрость повесили на шею немецкий «Железный крест». Рядом с зоопарком советские штурмовые отряды подверглись атаке эсэсовцев из развороченных тоннелей метро. Преследуя их, бойцы проникли под землю и обнаружили ходы, ведущие в сторону канцелярии. С ходу возник план «добить фашистского зверя в его логове». Разведчики углубились в тоннели, но через пару часов им навстречу хлынула вода. По одной из версий, узнав о приближении русских к канцелярии, Гитлер распорядился открыть шлюзы и пустить воды реки Шпрее в метро, где помимо советских солдат находились десятки тысяч раненых, а также женщин и детей. Если фюрер и приказал затопить своих сограждан, это был последний из его преступных приказов. Днем 30 апреля ему доложили, что русские находятся на площади Потсдамерплатц, в квартале от бункера. Вскоре после этого Гитлер с Евой Браун попрощались с соратниками и удалились в свою комнату. В 15:30 оттуда раздался выстрел, после которого Геббельс, Борман и еще несколько человек вошли в комнату. Фюрер с пистолетом в руке лежал на диване с лицом, залитым кровью. Ева Браун не стала уродовать себя – она приняла яд. Их трупы вынесли в сад, где положили в воронку от снаряда, облили бензином и подожгли. Церемония похорон длилась недолго – советская артиллерия открыла огонь. Геббельс и его жена Магда последовали за своим кумиром, приняв яд. Перед этим они попросили врача ввести смертельную инъекцию своим шестерым детям – им сказали, что сделают укол, от которого они никогда не будут болеть. Детей оставили в комнате, а трупы Геббельса с женой вынесли в сад и сожгли. Вскоре все, кто оставался внизу, – около 600 адъютантов и эсэсовцев – бросились вон: бункер начал гореть. Где-то в его недрах остался лишь пустивший себе пулю в лоб генерал Кребс…

 

Последняя битва

Штурм Рейхстага вел 79-й Стрелковый корпус генерала Переверткина, усиленный ударными группами других подразделений. Первый натиск утром 30 апреля был отбит – в громадном здании окопались до полутора тысяч эсэсовцев. В 18:00 последовал новый штурм. Пять часов бойцы метр за метром продвигались вперед и вверх, на крышу, украшенную гигантскими бронзовыми конями. Только в 22:50 два сержанта добрались до крыши и, рискуя жизнью, вставили древко флага в дырку от снаряда у самых конских копыт. Об этом немедленно доложили в штаб фронта, после чего Жуков позвонил в Москву Верховному главнокомандующему. Столь долгожданная весть понеслась дальше – в штабы 3-й Ударной армии и 1-го Белорусского фронта. О ней сообщило советское радио, а следом и зарубежные радиостанции. 2 мая гитлеровцы прекратили сопротивление в Берлине, и советские войска полностью овладели городом. 8 мая фашистская Германия подписала Акт о безоговорочной капитуляции.Вермахт, долгое время кичившийся своей непобедимостью, был наголову разбит Красной Армией. Советские солдаты толпились на ступенях Рейхстага, на руинах имперской канцелярии и стреляли снова и снова – на этот раз в воздух. Незнакомые люди бросались друг другу в объятия, прямо на мостовой устраивали танцы. Они не могли поверить, что война закончилась. 

 

Последнее изменениеПятница, 22 Сентябрь 2017 11:46