zoo.eair.kz

dom.eair.kz

Log in
Мы в соц. сетях
Группа Вконтакте
Twitter
Google +
Facebook
Odnoklasniki

Битва, изменившая мир

Как это ни грустно, но облик нашего мира тысячелетиями формировали не  дипломатические переговоры между государствами, не меморандумы и декларации, а кровопролитные войны, где полегли сотни тысяч людей. Во времена  античной эпохи, когда народ слагал мифы про богов и воинов,  щит и меч были единственным и наиболее действенным способом взять то, что хочется, без лишних дискуссий.

 

Владыка, помни об афинянах!

Тогда, под натиском ненасытных амбиций царей, границы государств менялись чуть ли не каждый год. И одним из таких завоевателей был кровожадный владыка персов Дарий I, прозванный «царем всех царей». Он не раз посягал на свободу греков, но все его попытки в основном приводили к провалу. Одной из ключевых экспедиций Дария на древнюю Грецию, или как ее называли в то время Элладу, была битва на марафонской равнине, прозванная позже Марафонской битвой. Она произошла в 490 году до нашей эры и вошла в список 15 самых важных битв в истории человечества. Грекам благодаря своей стратегической прозорливости удалось разгромить персов, тем самым прекратить их экспансию на Европу. Ведь в то время персы распространялись по планете как раковая опухоль. Началось же все с того, что жителям греческого города Милет изрядно поднадоело давление со стороны персов, и они решили дать им солидный отпор, устроив восстание в 500 году до н.э. Это и послужило искрой для бочки пороха, которую Дарий бережно хранил за пазухой многие годы, чтобы однажды разжечь кровавую войну. Но примечательно и то, что десятью годами ранее,  в 510 году до н.э. греческий царь Гиппий был изгнан своим же народом за чрезмерную тиранию и суровость. Не зная, куда податься на старости лет, Гиппий бежит на восток и просит помощи у Персии в лице того же Дария, чтобы позднее вернуть прежнюю власть. Заинтригованный столь выгодным стечением обстоятельств, Дарий наконец-то нашел того, кто выложит перед ним все козырные тузы противника. Спустя годы он решает организовать поход на Элладу, построив более 600 кораблей, куда была погружена и конница. Это был настоящий шанс для персидского царя покорить, наконец, своенравных греков.

Ненависть Дария за все эти годы выросла настолько, что он  приказал своему слуге трижды в день произносить слова: «владыка, помни об афинянах!». Дарий не страдал склерозом, скорее тем самым он взращивал в себе злобу, чтобы, в конце концов, сравнять Грецию с землей, а ее людей обратить в рабство.  Посему к походу всей своей жизни он готовился тщательно, и верховодить армией доверил своему племяннику Артафрену, дав ему в поддержку полководца мидийца Датиса. По предательскому совету Гиппия было решено высадиться на марафонской равнине, которая была выгодна по многим причинам. Во-первых, она была окаймленной цепью высоких гор, потому и была невидимой, а во-вторых, равнина отлично подходила для наступления конницы. Но Дарий как всегда не учел умение греков выгодно использовать окружение, и полагался только на количество, а не на качество. Как гласит история, у персов было 10 тысяч пехотинцев, и столько же конной армии. У греков же было вдвое меньше людей, и в основном это были пехотинцы. Их предводителями были 10 стратегов, которые командовали войском посменно. Однако самым опытным и дальновидным из них был Мильтиад, который за многие годы наизусть выучил все повадки персов, потому как раньше был у них на службе. Но не только это помогло грекам выстоять под напором противника. Помимо всего у них была отличная броня, куда входили тяжелые доспехи, шлем, поножи, панцирь, большой бронзовый щит, короткий меч и два копья. Вся эта амуниция весила 30 килограммов. Не лишним будет сказано, что они были вооружены до зубов. Персы в свою очередь хоть и были в седле, имели при себе только короткие мечи, лук и легкие доспехи.

                                                 

Под прикрытием

Несмотря на то, что главной целью персов было сжечь Грецию дотла, предварительно между двумя странами развернулись дипломатические баталии. Одновременно Дарий повел тайную войну против Афин, секретно развернув в городе заранее подготовленную агентуру. Она действовала как легальными средствами, в виде проперсидской партии, так и нелегальными, куда входили шпионаж, пораженческая пропаганда, подготовка вооруженного восстания к моменту подхода персидских войск. И вот весной 490 года персидский флот с посаженным на него войском под начальством Датиса и Артаферна направился прямо через Эгейское море против городов Эретрия и Афины. Эретрия, располагавшаяся на острове Эвбеи, была взята после кратковременной осады. Затем флот направился к греческим берегам, и персы приступили к осуществлению хитро задуманной военно-разведывательной операции. Они высадились на берегах в районе Марафона, лежавшего недалеко от берега пролива между Аттикой и островом Эвбеи, почти в 42 км от Афин. Датис и Артаферн по совету Гиппия высадили лишь небольшую часть своей армии – около 20 тысяч солдат. Это было сделано с расчетом на то, что афиняне направят на борьбу с десантом все свое войско, тем самым бросив Афины на произвол судьбы, обнажив свою оборону. А между тем в Афинах в это время предполагалось восстание, подготовленное проперсидской партией и агентурой Дария, которые намеревались захватить власть в городе. На помощь восставшим должны были подойти и главные силы персов, которые во время отвлекающего маневра хотели быстро погрузиться на корабли и, обогнув мыс Суний, высадиться в Афинах.

А в это время на самом Марафонском поле обстановка накалялась докрасна. Увидев приближающиеся афинские войска, персидские полководцы решили, что их основная задача выполнена – афинскую армию удалось выманить из города. Они дали команду своим войскам возвращаться на корабли, оставив лишь небольшой заслон. Тем самым давая знать, что все они ждут здесь боя. Однако на самом деле их планы шли куда дальше. Сегодня более подробное изучение этого вопроса современными историками, говорят о том, что войско, выставленное Афинами, состояло примерно из 5 тысяч гоплитов (тяжело вооруженные пехотинцы) и еще 5 тысяч легковооруженных воинов. А персы высадили совсем небольшой отряд, который даже не собирался вступать в сражение, а преследовал совершенно другую цель. Выманив всех воинов из города на поляну, они как бы хотели поиграть с греками в кошки-мышки, то убегая от них на корабли, то обрушиваясь на них лучниками. А пока варится основная каша, проперсидская партийная оппозиция спокойно оповестила бы народ греков о том, что их былому величию пришел конец, потому как все их мужчины полегли на поле боя, и что им лучше покориться новому персидскому правительству. На помощь восставшим пришли бы основные силы персов, и город был бы захвачен малой кровью.  Но именно эта самонадеянность персов и сыграла с ними злую шутку. Они не учли, что мудрый стратег Мильтиад давно просчитал все их шаги наперед и лишь разыгрывает эту партию по-своему. Сама горная цепь, в объятьях которой лежала Марафонская равнина имела форму полумесяца. Зная это, Мильтиад заранее разместил войско по трем флангам вдоль всей дуги. Правым флангом командовал полемарх Каллимах – один из главных военачальников  того времени, слева стояли платейцы, во главе с Аемнестом, а по центру  встал сам Мильтиад. В свою очередь, у персов, получается, был только единый центр, иными словами просто кучка воинов, окруженная врагом.

 

Защитить свою свободу

В нужный час Мильтиад дает сигнал к атаке и многотысячная армия гоплитов, лязгая доспехами, понеслась «беглым маршем» вниз по горе. Это очень давило на персов психологически, ведь со стороны это выглядело как большое черное пятно, ползущее на них с вершины гор, издавая ужасающие звуки. Расстояние до равнины было примерно полтора километра, и всю дорогу греки, несмотря на непосильный груз экипировки, бегут без устали, и настигают врага врасплох. Хотя персов было больше, они практически не смогли нанести грекам серьезный удар. Рассчитывая в первую очередь на своих лучников, они растерялись, поняв, что враг уже в двух шагах от них, и натягивать тетиву слишком поздно. Но, даже атакуя греков из луков, они также не рассчитывали на их тактический маневр именуемый «стеной».  Греки, находясь бок о бок, сомкнули свои тяжелые щиты, образовав тем самым непрошибаемую «человеческую крепость». Однако персы тоже не собирались так легко сдаваться. После долгого боя им все же удалось оттолкнуть гоплитов, вкушая победу. Но в самый ответственный час с вершины гор вдруг посыпались и греческие войска, стоявшие по двум флангам. Персы были захвачены врасплох, и стремительно направились к кораблям. Греки, догоняя их, захватили семь кораблей, а это была богатая награда. Потери греков в этой войне составили 192 человека, среди которых был и Кинагир – брат знаменитого трагика Эсхила. У персов же на корабли не вернулись 6400 воинов. Такова пропорция потерь этой битвы. По крайней мере, так гласят рукописи «отца истории»  Геродота, который и был главным носителем всей исторической информации тех времен. Однако современные исследователи считают, что Геродот, как и большинство историков античности, слишком уж преувеличивает эти цифры, выставляя персов сборищем растяп.

Греки всегда отличались особым интеллектуальным подходом к войне, к военным раскладам привлекались не только полководцы, но и математики. Они всегда просчитывали тактику, превращая малое количество в качество. В чем и превосходили персов. Но конкретно в Марафонской битве ключевую роль сыграла еще и удача. Несмотря на то, что персы изначально думали, что равнина идеально подходит для конных отрядов, на деле оказалось совсем наоборот. По некоторым версиям, Артаферн и Датис вообще не пустили конницу в бой, посчитав, что для нее слишком мало места на этом скалистом полумесяце. В итоге против тяжелой греческой пехоты выступали только персидские лучники. Учитывая то, что без конницы персов стало вдвое меньше, силы обеих сторон сравнялись, и при раскладе схватки один воин к одному, греки были явно в выгодном положении. Произойди эта битва в совсем другой местности, история вряд ли бы сегодня помнила о великой победе греков.Однако, после посадки на свои корабли, персы, как и планировалось, приступили к плану B, обогнув мыс Суний, дабы захватить Афины.  Но Мильтиад, почуяв что-то неладное в их быстрой капитуляции, приказывает одному из лагерей обосноваться у берегов фалерской гавани близ Афин. Увидев это,  Артаферн и Датис в отчаянии, наконец, были вынуждены повернуть домой с плохими новостями для Дария. Некоторые историки утверждают, что их по пути настигла буря, и большая часть персидского флота пошла ко дну. Что касается жаждавшего былой власти предателя Гиппия, то он умер в этой битве, будучи уже немощным стариком. 

 

Последнее изменениеСреда, 14 Март 2018 15:15