zoo.eair.kz

dom.eair.kz

Log in
Мы в соц. сетях
Группа Вконтакте
Twitter
Google +
Facebook
Odnoklasniki

Салах-ад-Дин: Величайший правитель Египта

Великий исламский полководец Саладин, объединивший в XII веке под своей властью обширные территории от Нила до Тигра, и в наше время на слуху у многих правителей Востока. Поверженный Саддам Хусейн имел счастье родиться с великим воителем в одном и том же городе Тикрите и гордо именовал себя «Саладином ХХ века». Покойный лидер Сирии Хафез Асад поместил в своем кабинете огромное полотно, на котором запечатлен триумф Саладина, изгоняющего последнего крестоносца. Ясир Арафат тоже любит говорить красиво: «ООП предлагает не мир слабых, но мир Саладина». Расшифровать его слова несложно: израильтяне – это те же крестоносцы, обреченные на изгнание с Ближнего Востока. В роли истинного наследника Саладина одно время активно пробовался Усама бен Ладен, который определил своего врага как «союз крестоносцев и сионистов».

Много веков Европа несла свои ценности на Восток, не считаясь с тем, насколько необходимы они здесь, не давая себе труда понять иную культуру, традиции и жизненные ценности. А для исламского мира покушение на вековые устои и исторический уклад приемлемым не было никогда.

Рожденный воевать

По-арабски Салах-ад-Дин означает «Честь Веры». Юсуф ибн-Айюб (так его звали на самом деле) появился на свет в 1138 году в Тикрите в семье военачальника, по происхождению курда из Армении. В то время, когда Юрий Долгорукий начинал строить деревянный Кремль на берегах реки Москвы, юный курд изучал богословие в Дамаске и, возможно, намеревался избрать для себя духовную карьеру. Но семейная традиция и суровая действительность побудили Саладина заняться военным делом. Его отец Айюб и дядя Ширку были известными военачальниками в армии Зенги, правителя Мосула и его сына Нур-ад-Дина, прославившихся масштабными завоеваниями в Сирии под лозунгом защиты ислама от крестоносцев. В 1154 году отец Саладина стал управлять Дамаском. Саладин по стопам родителя и дяди поступил на службу в армию Hyp-ад-Дина, который в 1157 году объявил священную войну всем неверным, в первую очередь Иерусалимскому королевству, основанному крестоносцами.

Жизнь Саладина пришлась именно на тот период, когда возникла сознательная потребность в политическом объединении мусульман. Крестовые походы, ставшие первым в истории глобальным столкновением христианской и исламской цивилизаций, стали суровой исторической реальностью почти на два столетия. С 1096 по 1291 год «рыцари Креста» совершили восемь больших походов, но временного успеха достигли лишь в самом начале процесса. В ноябре 1095 года папа Урбан II благословил свою паству сражаться с неверными, логично объясняя, что полезнее отправиться на землю, «истекающую медом и млеком», чем прозябать в небогатой Европе и воевать друг с другом. Поводом для похода послужило завоевание турками-сельджуками Иерусалима в 1071 году. Сельджуки христианских святынь не трогали, но папа, как опытный пиарщик, до предела сгустил краски. Рыцари из Франции, германских земель и Южной Италии нанесли сельджукам ряд поражений и основали на Ближнем Востоке свои первые государства. 7 июня 1099 года Иерусалим осадили рыцари во главе с Готфридом Бульонским. 15 июля крепостные стены города были взяты штурмом, и в течение нескольких дней там продолжалась резня, в которой погибли 70 тысяч человек.

Народам завоеванных стран Крестовые походы не принесли ничего, кроме бесчисленных бедствий и разорений. В схватках за Святую землю мусульмане Ближнего Востока остро нуждались в амбициозном полководце, способном сплотить разрозненные земли и остановить наступление крестоносцев, вошедших во вкус богатства и славы.

Непримиримый и благородный

О людях, воевавших с пришитым к одежде матерчатым крестом, Саладин знал с детства. Его отец отличился во время успешной обороны Дамаска от французских рыцарей во время Второго крестового похода (1147-1148). Когда крестоносцы принялись совершать набеги на города нильской дельты, дядя Саладина, Ширку, был отправлен в Египет в 1164 году вместе с племянником, младшим офицером его войска. Получив боевое крещение и отличившись в сражениях, молодой Саладин быстро выдвинулся на первые роли. Укрепившись в Александрии и умело используя раздоры в стане христиан, он вместе с дядей приложил руку к тому, чтобы обе вторгшиеся в Египет в конце 1160-ых годов армии, крестоносцы и византийцы, отступили. Вскоре Саладин стал визирем при слабом халифе аль-Адиде из династии Фатимидов. Сын курда стал фактическим правителем Египта с пышным титулом аль-Малик аль-Назир («несравненный правитель»). В 1171 году аль-Адид умер. Саладин ликвидировал халифат Фатимидов, в котором правили еретики-исмаилиты, и вернул Египет в лоно суннитской ветви ислама. В 1175 году Саладин, изрядно поднаторевший к тому времени в борьбе с крестоносцами и округливший свои владения, стал султаном Египта. За двенадцать лет беспрерывных военных походов султан Салах-ад-Дин покорил Сирию и Ирак и стал признанным военным лидером мусульманского мира. К 1186 году все независимые правители Ближнего Востока были подчинены ему, и теперь государства крестоносцев со всех сторон были окружены владениями египетского султана. Саладин поклялся изгнать неверных и объявил им священную войну, т.е. джихад.

После того, как свирепый крестоносец Рейнальд Шатильонский по прозвищу Мясник уничтожил караван, с которым отправилась в Мекку родная сестра Саладина, армия султана осадила Тиверию на западном берегу Генисаретского озера. 4 июля 1187 года в битве у Хаттина в безводной пустыне Саладин нанес сокрушительное поражение армии крестоносцев во главе с иерусалимским королем Гвидо Лузиньяном. Египетский султан сумел отделить кавалерию крестоносцев от пехоты, окружил и разбил двадцатитысячное войско крестоносцев. Попали в плен сам король иерусалимский, великий магистр ордена тамплиеров, а Рейнальд Шатильонский был лично обезглавлен Саладином. После большой победы султан с боем взял несколько укрепленных палестинских городов и в сентябре 1187 года осадил Иерусалим.

В пятницу 2 октября Саладин вступил в Священный город, который почти сто лет пребывал в руках христиан. В противоположность крестоносцам, султан, умевший быть великодушным, не устроил резни в побежденном городе и за выкуп выпустил из него христиан. В качестве выкупа Саладин взял по 10 золотых динаров за мужчину, по 5 золотых динаров за женщину и по 1 золотому динару за ребенка. Лица, которые не внесли выкупа, были обращены в рабство.

Крушение Львиного Сердца

Самым известным фактом биографии Саладина стал его мирный договор с английским королем Ричардом I, по прозвищу Львиное Сердце. Взаимоотношения Ричарда I и Саладина были своеобразными, виделись они только один раз на переговорах, но очень восторженно отзывались друг о друге. Ричард оценил стратегические способности своего оппонента, а Саладин – его умение вести армию. Английский король поставил себе цель захватить Иерусалим и сразить Саладина, на помощь он призвал всех христианских правителей. Ричард Львиное Сердце брал деньги отовсюду: разорил казну, продавал места епископов и шерифов, жестоко преследовал еврейских купцов и даже готов был продать Лондон, если бы нашелся покупатель. Решимость взять реванш была невиданной, но на пути крестоносцев встал опытный, рассудительный и хитрый правитель. До Саладина добрались далеко не все объединенные европейцы: германский император Фридрих I Барбаросса утонул в одной из речек Малой Азии, а его войско распалось. В июле 1191 года англичане и французы после двухгодичной осады взяли древний портовый город Акру. Судьбу крепости решила победа Ричарда Львиное Сердце, который отогнал армию Саладина, шедшую осажденным на выручку. Саладин отправил посланника к Ричарду, чтобы обсудить условия освобождения узников. Но, решив использовать свой успех для начала широкого наступления, Ричард не нашел времени, чтобы заниматься пленными и       предпочел их истребить. Две тысячи семьсот солдат гарнизона Акры были собраны перед стенами города вместе с примерно тремя сотнями женщин и детей из их семей. Связанные веревками и представлявшие собой одну живую массу, они подверглись ожесточенной атаке франкских воителей, вооруженных саблями, копьями и даже камнями. Бойня продолжалась, пока не стихли последние стенания.

После взятия Акры французский король Филипп II Август, снискав славу победителя сарацинов, спешно отбыл на родину. Встревоженный новым нашествием, Саладин собрал большую армию и призвал под свои знамена всех, кто хотел сразиться с христианским рыцарством. Но Ричард неистово метался по Палестине и закрепил свой успех победой при Арсуфе, в которой войска мусульман потеряли 7 тысяч человек. После этой битвы Саладин ни разу не вступал с Ричардом в открытый бой. Но в стратегическом плане он полностью переиграл английского короля. Крестоносцы дважды видели стены Иерусалима, но о взятии города не шло и речи. Ричард постоянно преследовал Саладина, который, отступая, применял тактику «выжженной земли» – уничтожал посевы, пастбища и отравлял колодцы. Больной и изнуренный, покинутый многими рыцарями, упрекавшими его в том, что он не попытался вновь овладеть Иерусалимом, Ричард Львиное Сердце обратился с письмом к Саладину, в котором умолял его заключить приемлемый мир. Это послание заставило Саладина улыбнуться. В ответ он заявил послу: «Он ведь знает, что землю, которой он владеет, у него отберут, как только он уйдет. Возможно даже, что ее отберут и до его ухода. Неужели он действительно хочет провести тут зиму, находясь в двух месяцах пути от своей семьи и от своей страны, будучи в своем лучшем возрасте и имея возможность наслаждаться жизнью? Я же смогу провести здесь зиму, лето, потом еще зиму и еще лето, потому что нахожусь среди моих детей и близких, которые заботятся обо мне, и у меня есть армия для лета и другая армия для зимы. Я старый человек, которому осталось только радоваться, что он живет. Я останусь тут и подожду, пока Аллах даст победу одному из нас». Мирный договор был заключен 2 сентября и стал подлинным триумфом Саладина. От Иерусалимского королевства остались только береговая линия и свободный путь к Святым местам, по которому христианские паломники могли беспрепятственно передвигаться в течение трех лет. Главной причиной гибели королевства крестоносцев стало невиданное ранее единство исламского Востока. Ричард вернулся в Европу, а Саладин – в Дамаск, где и скончался от лихорадки 4 марта 1193 года. Он был похоронен в Дамаске и всенародно оплакан. Дело его не пропало. Основанная им династия Айюбидов правила Египтом только до 1250 года, но Иерусалим отныне оставался несбыточной мечтой крестоносцев – только в 1244-1245 годах его ненадолго захватил Фридрих II Гогенштауфен. К концу XIII века мусульмане торжествовали: сама идея Крестовых походов выдохлась и приказала долго жить.

Герой без страха и упрека

Память о Саладине оказалась долгой и доброй. Крестоносцы отмечали его подлинно рыцарское поведение на войне и великодушное обращение с пленными. Саладин был очень прилежен в молитвах и постах. Он был необыкновенно добр, кристально честен, любил детей, никогда не падал духом и был истинно благороден по отношению к женщинам и всем слабым. Более того, он проявил истинно мусульманскую преданность священной цели. Но он не был ни кровожадным восточным победителем, ни разрушителем культурных ценностей. После его смерти в казне остался один золотой динар и 47 серебряных дирхемов: правитель богатейшей страны был аскетичен и справедлив. Те, кто знал Саладина, мало останавливались на описании его физического облика – небольшого роста, хрупкого телосложения, с короткой и аккуратной бородой. Они предпочитали говорить о его лице, об этом задумчивом и немного меланхоличном лице, которое вдруг освещалось ободряющей улыбкой, располагавшей собеседника к доверию. Он был всегда приветлив с гостями, настойчиво приглашал их отобедать, обращался к ним со всеми почестями, даже если это были неверные, и удовлетворял все их желания. Когда некоторые из помощников упрекали его за расточительность, Саладин отвечал им с непринужденной улыбкой: «Есть люди, для которых деньги не важнее, чем песок». И в самом деле, он испытывал откровенное презрение к богатству и роскоши, и когда сказочные дворцы фатимидских калифов стали его собственностью, он разместил в них своих эмиров, а сам предпочел жить в более скромной резиденции, предназначенной для визирей.

Саладин был суров по отношению к неверным, но неизменно проявлял милосердие к христианам, с которыми сталкивался в бою. Королю Ричарду в разгар сражения он прислал коня, а, узнав, что английского монарха замучила болезнь, приказал передать ему лекарство, спасшее Ричарда. В мусульманской традиции Саладин остался завоевателем, который остановил вторжение крестоносцев, и святым, воплотившим в своей личности высшие идеалы и добродетели ислама. Именно эти качества на протяжении восьми с лишним столетий заставляют вспоминать о духе Саладина самых различных людей, и тень великого воителя еще не раз напомнит о себе. 

Казахстанский бортовой журнал "Евразия AIR"

Последнее изменениеПонедельник, 02 Март 2015 14:38