zoo.eair.kz

dom.eair.kz

Log in
Мы в соц. сетях
Группа Вконтакте
Twitter
Google +
Facebook
Odnoklasniki

Эхнатон. Изгой среди изгоев.

С его смертью с арены истории исчезла самая замечательная личность, рожденная Древним Востоком… Вместе с ним покинул мир дух, неведомый прежде.

Джеймс Генри Брэстед «История Египта»

 

Много лет он вынашивал свой великий замысел, благодаря которому открывалась возможность получить безграничную власть. Он решился переступить через многовековые законы предков, отвергнуть звероподобных богов и власть жрецов, оставив только свою собственную. И этот день настал. Он объявил себя сыном Солнца. Казалось, что тьма упала тогда на земли Египта, а он не замечал этого. Купаясь в теплых солнечных лучах, он наслаждался плодами своего труда. В его представлении такая жизнь должна была длиться вечно. Но мечта обернулась катастрофой. По истечении нескольких лет великий фараон умер, а его имя было проклято навеки…

 

В начале 1907 года группа американских археологов во главе с Теодором Девисом проводила раскопки в египетской Долине Царей. После долгих и утомительных трудов им удалось обнаружить неизвестную ранее могилу фараона, которая явно имела странный вид. Все указывало на то, что захоронение либо осуществлялось второпях, либо когда-то давно оно уже было найдено и разрушено. Пол и стены выстилали позолоченные деревянные панели. На них были поврежденные изображения Эхнатона, поклоняющегося солнечному диску и имя его матери, царицы Тейе. В нише стояли четыре алебастровых сосуда с внутренними органами мумии.

На полу лежали сломанные похоронные носилки, на которых, накренившись, стоял сильно поврежденный, но великолепный гроб. Его крышка была смещена, а картуши с именем владельца стесаны. Все, кто принимал участие в раскопках этой могилы, решили, что личность умершего можно будет опознать, прочтя надписи на бинтах или изучив украшения, и тогда они заглянули внутрь.

Их взгляду предстала мумия, завернутая в золотое покрывало. Теперь следовало проделать нечто самое ответственное и интересное – развернуть ее. Но как только один из членов экспедиции попытался это сделать, случилось нечто ужасное, напоминающее сцену из фильма ужасов. На глазах у всех мумия рассыпалась в прах, оставив землекопам лишь горстку разрозненных костей на дне гроба. Под ними, однако, находилась последняя золотая пластина, на которой, казалось, было начертано какое-то сильно поврежденное имя. После его тщательного и скрупулезного рассмотрения у археологов почти не осталось сомнений, что это имя – Эхнатон.

Но так ли это на самом деле? Действительно ли мумия, найденная в могиле №55, принадлежит некогда великому религиозному реформатору? Изо всех, обнаруженных когда-либо царственных мумий, ни одна не вызывала столько пересудов и противоречий. Многие поколения ученых пытались разобраться, кем этот фараон был при жизни, и почему после смерти его имя было тщательно стерто отовсюду, что могло пролить хотя бы тусклый свет на эту загадочную историческую личность…

 

Могущественная сила корней

Человеческому разуму непостижимо охватить промежуток времени длиной в три с лишним тысячи лет и окунуться в столь отдаленное прошлое. Но именно в те далекие дни, в Древнем Египте происходили странные события, которые до сих пор притягивают к себе внимание и поражают грандиозным размахом и уникальностью. За все свое многотысячелетнее существование египетская земля не знала ничего подобного…

Это была самая славная эпоха в истории Египта. Никогда еще не был он таким богатым, таким могущественным и таким незыблемым. Вверх и вниз по течению Нила рабочие воздвигали храмы, чтобы возносить дань сотням богов. Ибо, если боги были довольны, стране суждено было процветать и дальше. В этом была истина, опровергнуть которую не осмеливался никто. Главным религиозным центром страны был древний город Фивы. Он находился под покровительством верховного бога солнца Амона. Первоначально Амон был всего лишь местным божеством этого города, но когда Фивы стали столицей Египта, он обрел статус государственного бога, приобретя, таким образом, самую могущественную власть среди всех других богов. Коллегия жрецов Амона обладала таким могуществом и богатством, что во многих случаях могла диктовать свою волю даже самому фараону.

 

Около 1372 г. до н.э. на престол взошел десятый фараон XVIII династии – юный сын Аменхотепа III и Тейе – Аменхотеп IV. Внешне он выглядел бледным, болезненным юношей. Голова казалась слишком большой, а из-под тяжелых век смотрели мечтательные глаза, взгляд которых был устремлен в бесконечность. Молодой фараон производил впечатление богобоязненного человека и всеми своими действиями выражал глубокое уважение к древней политеистической религиозной традиции. Он казался хрупким и слабым, но, как выяснилось позже, внутри него таилась невероятная и безумная сила, способная разрушить не только судьбы людей, но и всю империю в целом. Однако в те дни еще ничто не предвещало надвигавшейся бури. «Золотой век» продолжался. Жизнь шла своим чередом в соответствии с давно устоявшимися догмами и канонами. Однако мир и согласие в столице продлились недолго…

До, или вскоре после восхождения на трон, молодой фараон женился на красавице Нефертити, ранее никому не известной женщине. Даже ее имя до сих пор покрыто тайной. Оно означает «Красавица грядет». Поразительное сходство между царем и царицей дает возможность предполагать, что они состояли в тесном кровном родстве. Аменхотеп IV и Нефертити обожали друг друга. Нефертити обладала огромной властью и полномочиями. Она играла исключительно важную роль в религиозной жизни Египта того времени, сопровождая супруга во время жертвоприношений, священнодействий и религиозных празднеств. Она была залогом плодородия и процветания всей страны, воплощением животворящей силы Солнца, дарующей жизнь.

Одним из первых деяний молодой королевской четы стало строительство храма в честь, по сути, никому не известного божества – бога солнца Атона. Этот поступок ни в коем случае нельзя было рассматривать как оскорбление Амона, поскольку многие фараоны того времени посвящали свои храмы другим богам. Жрецы Амона не видели смысла препятствовать этому, так как высший титул «Владыка всех богов» и все соответствующие почести всегда оставались за их собственным богом.

Когда строительство близилось к завершению, в скалах была вырублена огромная плита, на которой высекли фигуру фараона, поклоняющегося Амону, сохранявшему свой статус государственного бога. Вроде бы ничто не выходило за рамки традиций, однако над фигурой фараона появился солнечный диск, от которого расходились линии, изображавшие солнечные лучи, направленные на царя. Каждый луч заканчивался маленькой рукой, и вся картина символизировала, вероятно, передачу «тепла, которое есть Атон» фараону.

Как только строительство нового храма было закончено, место, где он находился, стали называть «Сияние великого Атона», а город Фивы получил новое имя – «Город сияния Атона». Помимо этого, невооруженным глазом было видно, что старый храм Амона – прежде самое роскошное здание страны – казался теперь очень скромным по сравнению со вновь возведенным. Это, действительно, была крупнейшая святыня, когда-либо задуманная в Египте. Понятно, что жрецы Амона были обескуражены и крайне недовольны приверженностью фараона к новому божеству. И, хотя юноша и его супруга по-прежнему воздавали формальные почести фиванскому богу, жрецы сознавали, что в любой момент молодой властелин может отвернуться от их божества.

Опасения жрецов оказались не напрасными. Во время строительства нового храма Аменхотеп IV с мальчишеским пылом углубился в изучение древних документов и обнаружил, что Амон стал государственным богом всего несколько сотен лет назад, сменив существовавшего ранее верховного бога Ра, центром культа которого был один из древнейших и важнейших городов Древнего Египта, Гелиополь. Легенда гласила, что некогда на земле правил сам Ра и что его дух переходит от фараона к фараону. Главным титулом фараона был тогда титул «Сын Солнца», который носили все египетские цари, заявляя тем самым о своем происхождении от самого Ра.

Аменхотеп был слишком юн и потому очень быстро поддался очарованию прошлого. Он четко чувствовал, что те великие фараоны, жившие на заре истории и поклонявшиеся Солнцу, являются самым достойным и лучшим примером для подражания. Вчитываясь в старые документы, он все больше проникался величием того отдаленного времени, и все больше утверждался в мысли, что истинным Владыкой Небес был бог Солнца, которому люди поклонялись тогда, но не теперь.

Благодаря данным изысканиям, молодой царь сделал для себя два важных вывода: во-первых, что Амон является не кем иным, как самозванцем, узурпировавшим права подлинного бога. Во-вторых, поскольку те, жившие в древности фараоны считали себя сыновьями Ра, то и он сам, будучи фараоном, является их потомком, а значит, и сыном великого бога тоже. И что в его венах, безусловно, течет та же кровь Солнца – Ра.

На основании этих выводов молодой царь возненавидел все, что было связано с Амоном. Казалось, что им овладела религиомания. Он решил любой ценой добиться поклонения своему единому, прежнему, истинному богу. Фараон изменил имя Аменхотеп на имя Эхнатон (угодный Атону) и всенародно объявил себя возлюбленным сыном Солнца, обладающим безраздельной властью. С этого момента универсальным мировым богом должен был стать Атон, дарующий жизнь и тепло. Остальные же боги должны были уйти в небытие…

 

Тернистый путь к мечте

Решение Эхнатона было бесповоротным. Время Амона прошло. Теперь на алтарях, поставленных правильными рядами на просторных дворах, совершались приношения новому богу. Эта церемония составляла разительный контраст с культом «потаенного» Амона, святилища которого были скрыты во тьме. Атона изображали в виде того самого диска или шара, испускающего лучи, каждый из которых заканчивался рукой, дающей жизнь. Стабильность старого мира была подорвана. Закон и порядок больше не главенствовали. Началась эпоха раздора и беспорядков. Страну охватила эпидемия страха. Каждый в те дни боялся прослыть вероотступником: этим несчастным отрезали носы и уши. Обезумевшие от страха люди жгли ливанский ладан в домашних алтарях перед каменными изваяниями Нефертити. Ее, как богиню, молили о снисхождении, о милости, о покровительстве. Однажды даже верховный жрец тайно пробрался в покои царицы, упал ей в ноги и умолял спасти его. Но, будучи ярой приверженкой идей своего супруга, Нефертити была непоколебимой.

Верховные жрецы Амона обладали слишком большими ресурсами, чтобы так быстро сдаться. Они решили, несмотря ни на что, до конца отстаивать права своего бога. Эхнатон, всеми силами пытавшийся подорвать их могущество, был обескуражен. Он не видел реальной возможности ослабить их влияние и тогда фараон предпринял тот шаг, который давно уже обдумывал вместе со своими советниками. Он решил покинуть Фивы и построить новый главный город страны, где не будет этого враждебного окружения.

На своей королевской ладье Эхнатон поплыл вниз по реке в поисках подходящего места для воплощения своей мечты. В центре Египта, примерно в 280 километрах севернее Фив, на восточном берегу Нила, он нашел его. Это был поворотный момент в истории, и Эхнатон был здесь главной фигурой. Строительство столицы началось. Оно продвигалось поразительно быстро. Из уже существующих городов все запасы Египта, текли теперь в пустыню. По приказу фараона сюда были согнаны тысячи рабов. Работа не останавливалась даже ночью. Фундамент закладывали из миллионов камней, которые свозили со всей страны. Каменоломни не простаивали. Стены выкладывали из кирпича быстрым способом. Царь и его жена, все это время уединенно жившие во дворце, в Фивах, неустанно мечтали о том счастливом дне, когда им ничто не будет мешать прославлять культ Атона. И вот, через два года, подобно невероятной сказке, среди пустыни появился красивый, сияющий город…

 

Идея, обреченная на провал

Эхнатон и Нефертити торжественно въехали в свою новую столицу на сверкающей золотом колеснице. Город Атона был поистине великолепен, а фараон счастлив и щедр как никогда. Царица потеряла счет его дарам. В ее распоряжении теперь находился даже личный флот, причем каждый корабль флотилии был украшен прекрасной головкой повелительницы.

Высокомерные и тщеславные, Эхнатон и Нефертити теперь правили своим народом в городе Солнца. Они реализовали свою мечту и смотрели в блестящее будущее. Как бог-Солнце проходил по небу каждый день, так Эхнатон, каждый день объезжал свою империю в золотой колеснице. Он считал себя равным своему богу. Подданные должны были видеть в нем и бога, и правителя. Эхнатон и Нефертити вытеснили даже богов загробного мира. В Ахетатоне больше не существовало загробной жизни. Здесь имело значение только благоговение перед царем и поклонение вездесущему богу Солнца.

Эхнатон изменил не только религию. Тысячелетиями формировавшееся египетское искусство, которое было ориентировано на вечность, тоже претерпело изменения. Больше не существовало идеализированных мускулистых тел. Эхнатона изображали теперь таким, каким он был в жизни: с бородавками, обвислым животом и женственными бедрами. Ведь его девизом было жить по правде и, если фараон уродлив, пусть таким и будет его изображение. Даже прекрасную Нефертити не пощадила эта новая правда в искусстве. Если ее знаменитый бюст стал символом удивительной красоты во всем мире, то в более поздних работах она изображена ссутулившейся, со стареющим телом.

Новое искусство предоставило безграничную свободу работавшим в Ахетатоне художникам. Теперь у них появилась возможность самовыражения. Новые сцены из жизни царственных супругов можно было создавать, не заботясь более о традициях. Их изображали неформально: целующимися, касающимися друг друга, обедающими вместе. В Древнем Египте никто и не помышлял раньше о том, чтобы заглянуть в личную жизнь фараона. Но Эхнатон снял этот запрет. Впервые в жизни все члены царственной семьи были такими, какие есть.

В самом пике своего рассвета население Ахетатона достигло более 10 000 человек. Среди них были лодочники и государственные чиновники, торговцы, ремесленники, жрецы и их семьи. Должно быть, это действительно был восхитительный город. Там была новая жизнь, новые дома, новые начинания. В качестве фараона и «сына бога» Эхнатон принимал соответствующие почести, но никогда не забывал о том, что он, по сути, всего лишь человек. Он искренне желал, чтобы его личная жизнь служила достойным примером для его подданных и чтобы все видели в ней образец естественности и простоты. Демонстрируя миру в качестве идеала собственную семейную жизнь, Эхнатон всячески подчеркивал важнейшую роль женщины и святость семейных уз. Он публично проявлял нежные чувства по отношению к своей жене, на глазах у всех обнимая ее за плечи.

Более 10 лет Эхнатон прожил в своем любимом Ахетатоне, сосредоточившись мыслью исключительно на своей религии. Между тем, нужды Египта им полностью игнорировались. Отрешившись от проблем страны, а возможно, и от реального мира, фараон, однако, был искренне удовлетворен свои новым богом, своей новой семьей, и своим новым городом. При этом, проведя в изоляции слишком долгое время, он не вникал в потребности людей. Тем временем некогда великая египетская армия ослабла. Поступление дани прекратилось, казна опустела, поскольку в такой неразберихе невозможно было планомерно собирать налоги или разрабатывать золотые рудники. За несколько лет Египет превратился из мировой державы в мелкое государство, из самой богатой страны – в банкрота. Египтяне не были довольны новым богом. Ведь он не помогал им в бедах, как прежние боги. Теперь фараон постепенно стал понимать, что культ Атона не переживет его, поскольку мир не готов принять учение о божественной любви. Он стал осознавать, что все его начинания потерпели крах. Горечь поражения и понимание того, что ему не суждено остаться в памяти потомков, наводили на великого фараона неподдельный ужас. Вокруг него стала сгущаться тьма смерти.

Конец Эхнатона неясен: известно только, что он умер раньше отпущенного ему срока – то ли он был свергнут с престола, то ли отравлен. А может быть, его настигла естественная смерть, навеянная тоской и разочарованием. Произошло это практически одновременно с падением некогда великой египетской империи. Сразу после смерти Эхнатон был проклят навеки. Если при жизни жрецы называли его еретиком, то в поздние египетские тексты он вошел под именем «враг из Ахетатона». Религиозные реформы были окончательно отвергнуты, жители покинули «Город солнца» и вернулись в Фивы, чтобы вновь поклоняться прежним богам.

Ахетатон с того времени был объявлен обиталищем демонов, а громадные храмы, сооруженные в честь Атона, разрушены и разбиты. Никто никогда здесь больше не жил. Позже руины города использовались в качестве каменоломни. Рискованный эксперимент в пустыне завершился. Постепенно остатки Ахетатона вновь обратились в песок, навсегда упрятав в своих недрах тайну великого правителя Эхнатона. Возможно, его тело покоится там и до сих пор. Ведь сказать с полной уверенностью, что мумия, найденная в могиле под номером пятьдесят пять, принадлежит именно ему, до сих пор не может никто. Был ли Эхнатон сумасшедшим или его идея была насквозь пропитана истиной, каждый вправе решить для себя сам…

Последнее изменениеПятница, 09 Декабрь 2016 12:40