zoo.eair.kz

dom.eair.kz

Log in
Мы в соц. сетях
Группа Вконтакте
Twitter
Google +
Facebook
Odnoklasniki

Безобидные великаны прерий. Бизоны

Примерно миллион лет назад, по перешейку, находившемуся на месте Берингова пролива, в Новый Свет проникли первые бизоны. Они быстро распространились по всей Северной Америке, и еще задолго до того, как туда прибыли европейцы, бродили по прерии огромными стадами, занимавшими иногда пространство в несколько миль. Их помет, а потом и кости медленно, столетие за столетием, удобряли почву, и много веков спустя эти земли стали богатейшими сельскохозяйственными угодьями США. К моменту появления в Америке белых колонистов, численность бизонов, даже по самым скромным подсчетам, достигала 60 млн. голов. Однако к концу XIX века их осталось всего около тысячи – человек постарался…

 

Сейчас уже трудно описать образ жизни диких бизонов, некогда обитавших на Американском континенте. Их практически полностью истребили еще задолго до того, как успели изучить. Поэтому ученые могут делать свои выводы, лишь исследуя животных, обитающих в национальных парках и заповедниках. Внешне бизон очень похож на зубра, только он гораздо массивнее из-за еще более низко посаженной головы и особенно густых и длинных волос, покрывающих голову, шею, плечи, горб и частично передние ноги. Длина гривы достигает пятидесяти сантиметров и образует сплошную спутанную массу, почти закрывающую глаза и свешивающуюся с подбородка и горла в виде длинной косматой бороды. Рога бизона по форме напоминают рога зубра, но они короткие и обычно тупые.

Хвост также короче, чем у зубра. Вес старых быков доходит порой до тонны, а высота в холке – до ста девяноста сантиметров; коровы, как правило, значительно мельче и легче. Наиболее крупны и длиннороги так называемые лесные бизоны, живущие на севере ареала, в зоне лесов. Степные бизоны питаются в основном травой, а лесные кроме травы используют в пищу листья, побеги, а также ветки кустарников и деревьев. Зимой их главную пищу составляет увядшая, сухая трава, а в лесу – лишайники, ветви. Бизоны довольно хорошо приспособились к суровым условиям прерий, где бывает очень холодно, а нередко свирепствуют ветры и снегопады.

Эти могучие животные приноровились кормиться даже при метровом снежном покрове. Чтобы добраться до сухой травы, уцелевшей после знойного лета, они сначала разбрасывают снег копытами, а затем углубляют ямку вращательными движениями головы и морды. Раз в сутки бизоны ходят на водопой, а когда наступают сильные морозы и источники воды покрываются льдом, они едят снег. Пасутся бизоны обычно круглые сутки. Из органов чувств у них лучше всего развито обоняние: бизоны могут почуять опасность на расстоянии до двух километров, а воду и еще дальше – за семь-восемь километров. Слух и зрение у них несколько слабее, но и плохими их назвать нельзя. Бизоны очень любопытны, особенно телята. Так, каждый новый, незнакомый предмет способен привлечь их пристальное внимание. Признаком возбуждения у них служит вертикально поднятый хвост. Бизоны, как и зубры, охотно катаются в пыли и песке.

Брачный сезон (гон) у бизонов наступает в мае и длится до сентября. Быки в это время объединяются с самками в большие стада, причем в них соблюдается определенная иерархия доминирования. Между быками часты ожесточенные поединки, во время которых нередки тяжелые ранения и даже смертельный исход. По окончании гона стада вновь распадаются на мелкие группы. Беременность длится около девяти месяцев. Обычно корова при наступлении родов ищет уединения, но иногда рожает теленка прямо среди стада.

Тогда все соплеменники толпятся около новорожденного, обнюхивают его и вылизывают. В помете, как правило, бывает один детеныш. У новорожденного открыты глаза, и через час он уже стоит на ногах и сосет мать. Окрас его светло-каштановый, но к шестимесячному возрасту становится таким же, как у взрослых. Материнским молоком малыш питается около года. Уже на второй год он способен к размножению, но полностью выросшим, то есть матерым, считается только с пяти-шести лет.

Голос бизоны подают часто: при движении стада постоянно слышны хрюкающие звуки разных тонов. Во время гона быки издают раскатистый рев, который в тихую погоду слышен за многие километры. Особенно внушительно он звучит, когда в «концерте» участвуют несколько быков. Несмотря на могучее сложение, бизоны исключительно быстры и подвижны. Они легко развивают скорость до 50 км/ч. Бизона нельзя назвать агрессивным, но, будучи раненым или загнанным в тупик, он легко переходит от бегства к нападению. К разряду естественных врагов бизона можно, пожалуй, отнести только волков. Остальные хищники ему не страшны.

 

От охоты – к истреблению

Были времена, когда огромные стада диких бизонов совершали регулярные миграции. Каждое лето они откочевывали на северные пастбища, а зимой неизменно возвращались на юг. Наверняка это было захватывающее зрелище, когда одновременно миллионы зверей трогались в путь, строго соблюдая направление. Животные всегда перемещались одними и теми же маршрутами и в результате протаптывали широкие, прямые тропы. Впоследствии, прямо по этим тропам, люди прокладывали железные дороги, которые, в конечном итоге, явились одним из факторов, способствующих гибели бизонов. Ведь их судьба является одной из наиболее драматических страниц в истории взаимоотношений человека и природы.

Конечно, на бизонов люди охотились с давних пор, прибегая при этом к всевозможным уловкам. Например, чтобы в момент охоты оказаться для животных менее заметными, индейцы намазывались бизоньим жиром, отбивающим человеческий запах, и подкрадывались к стадам на четвереньках, с луками наготове, укрываясь под волчьими шкурами. Для многих индейских племен бизоны являлись настоящей «житницей», аккуратно «поставляющей» мясо для питания и шкуры для одежды и вигвамов. Индейцы кочевали вместе с гигантскими стадами, и ни те, ни другие не испытывали от этого неудобств. Правда, нельзя утверждать, что коренные жители Америки и появившиеся позже бледнолицые охотники с особым трепетом относились к сохранению поголовья бизонов.

Изобилие, как водится, порождает расточительность, и в истории Дикого Запада описано немало случаев бессмысленного истребления огромного количества бизонов теми же индейцами. Кочующие белые торговцы и охотники-таперы являлись свидетелями, а нередко и участниками жестокой охоты. Так, например, индейцы-загонщики поджигали траву перед стадом и с криками и шумом гнали отбившуюся от стада часть бизонов в глубокий овраг. Затем охотники подбегали к раненым животным, добивая их копьями и стрелами.

Однако для еды индейцы брали лишь мясо молодых самок, а на погибших самцов даже не смотрели. Иногда у животных вырезались только языки, которые использовали в качестве деликатеса. При этом несметное количество животных погибало и от огня, но племя это мало волновало. Подобные способы охоты, в сочетании с периодически возникающими среди животных эпидемиями, частыми засухами, рано или поздно привели бы бизонов к вымиранию. Но белым пришельцам удалось во много раз ускорить этот страшный процесс.Когда в Европе назрела промышленная революция, охота на бизонов превратилась в настоящее варварство.

Бесчисленные станки на растущих как грибы заводах крутились в то время с помощью кожаных приводных ремней, в результате чего резко возрос спрос на прочную, качественную кожу. Торгово-промышленные компании начали в огромных количествах скупать в Америке шкуры бизонов. В результате спрос породил предложение, и белые охотники, так же, как и сами индейцы, приступили к массовому уничтожению этих животных. Ежедневно огромные стада загонялись в пропасти и там бизоны гибли тысячами. С них снимали шкуры, а туши оставляли на растерзание волкам и шакалам. В обмен на шкуры охотники получали ножи, топоры, ружья, порох и виски. Если в начале века на продажу ежегодно поступало несколько тысяч бизоньих шкур, то уже к 1830 году это количество возросло до 130 тысяч.

 

Апокалипсис

Своего пика поголовное истребление бизонов достигло в 60-х годах XIX века, когда началось строительство Трансконтинентальной железной дороги. Тогда мясом бизонов кормили огромную армию дорожных рабочих. Специально организованные группы охотников преследовали бизонов повсюду, и вскоре количество убиваемых зверей составило примерно 2,5 миллиона в год. Некто Вильям Коди, известный под кличкой Баффало-Билл, был одним из тех, кто поставлял мясо железнодорожным рабочим и «прославился» тем, что за 18 месяцев он убил 4 280 бизонов!

 Ничего не изменилось и после того, как железная дорога была построена. Тут же появилась реклама, в которой пассажирам предлагалось кровавое развлечение: стрельба по бизонам прямо из окон вагонов. Охотники рассаживались по крышам и платформам состава и палили почем зря в спокойно пасущихся животных. Туши убитых зверей никто не подбирал, и они оставались гнить в прериях. Проходивший сквозь огромные стада поезд оставлял за собой сотни умирающих или искалеченных животных.

Спустя еще несколько лет стали образовываться специальные компании по сбору сотен тонн бизоньих костей, которые шли на изготовление удобрений и черной краски. Однако столь безжалостное истребление этих ни в чем не повинных животных происходило не только ради хозяйственных нужд и развлечений. Оно имело и другую цель. Очень долго белые не могли победить индейцев, оказавших пришельцам ожесточенное сопротивление. Зная, что основным источником питания для коренных американцев являются бизоны, что из их шкур они делают свои жилища, шьют одежду, обувь, а кости используют для изготовления оружия и домашней утвари, белые быстро нашли способ избавиться от ненавистных им хозяев.

«Бледнолицые» решили уничтожить всех бизонов и таким образом обречь всех индейцев на голод, а, как следствие, на верную смерть. Защитники бизонов попытались обратиться к командующему фортами генералу Шеридану, с просьбой положить конец истреблению бизонов. Но Шеридан на это ответил, что не только не прекратит отстрел, но и думает каждому охотнику выдавать медаль с изображением умирающего от голода индейца. «Уничтожение бизонов есть лучший способ борьбы с индейцами», – заявил он. Таким образом, жестокие действия белых дали свои результаты. Зима 1886-87 гг. оказалась для индейцев роковой. Она была неслыханно голодной и унесла за собой тысячи жизней. К 1889 году все было кончено. На огромной территории, где паслись миллионные стада, осталось только 835 бизонов, включая стадо в 200 голов, спасшееся в Йеллоустонском национальном парке.

И все-таки было еще не поздно. В декабре 1905 года было основано Американское общество по спасению бизонов. Буквально в последние дни, в последние часы существования этих животных обществу удалось повернуть колесо фортуны. Сначала в Оклахоме, затем в Монтане, Небраске и Дакоте возникли специальные заповедники, где бизоны могли чувствовать себя в безопасности. К 1910 году их количество удвоилось, а еще через 10 лет возросло почти до 9 000. Развернулось движение за спасение бизонов и в Канаде. В 1907 году правительство выкупило из частных рук и переместило в Уэйн-райт (провинция Альберта) стадо в 709 голов, в 1915 году для немногих уцелевших лесных бизонов был учрежден Национальный парк Вуд-Баффало, между Большим Невольничьим озером и озером Атабаска.

Сейчас в США и Канаде насчитывают до 50 000 бизонов. Держатся они небольшими стадами, быки и коровы раздельно, причем группы быков насчитывают до 10-12 голов, а коровы с телятами собираются в группы по 20-30 животных. Постоянных вожаков в стаде нет, но во время движения стадом руководит старая самка. Поскольку ареал бизонов ограничен национальными парками, вокруг которых раскинулись земли компаний и фермеров, мигрировать они не могут. В некоторых районах Америки бизонов пытались одомашнить, но безуспешно. Однако от скрещивания самца бизона с обыкновенной коровой получаются приручаемые гибриды, у которых нет горба, но сохраняется длинная густая шерсть.

Уничтожение бизонов навсегда лишило индейцев свободного и независимого существования. Поскольку весь окружающий мир индейцы считали творением Великого Духа, то землю они называли священной. Священным было и все то, что существовало на этой земле: животные, растения, силы природы. Ощущение единства с природой, стремление к гармонии с ней, взгляд на человека как на частицу живого и одухотворенного мира составляли стержень индейского самосознания, основу всей духовной жизни коренных американцев.

Именно подобное отношение к природе никак не могли понять европейские колонисты и американские поселенцы. Они воспринимали как «дикость и язычество» то, что индейские охотники просили прощения у убитых животных, что они смотрели на лес, землю, воду как на живых существ, что считали себя не хозяевами мира, а братьями зверей и птиц. В литературе хорошо известна позиция, высказанная так называемой Бигхорнской ассоциацией, а затем подхваченная многими американскими политиками: «Богатыми и живописными долинами Вайоминга по воле судьбы должна владеть и получать от них средства к существованию англосаксонская раса. Относительно судьбы аборигенов… не следует заблуждаться. Тот же непостижимый Вершитель судеб, который предопределил падение Рима, обрек на вымирание краснокожих Америки». 


Последнее изменениеПятница, 07 Октябрь 2016 11:29